Авторизация


На главнуюКарта сайтаДобавить в избранноеОбратная связьФотоВидеоАрхив  
Сцена из балета «Лебединое озеро»
Источник: Яндекс картинки
08:57 / 30.05.2015

Чайковский П.И. Балет «Лебединое озеро»
В балете показаны два мира — реальный и фантастический, между которыми, однако, нет непереходимой грани. Королева лебедей Одетта, заколдованная злым волшебником, томится в неволе и жаждет человеческого тепла и любви, но только по ночам ей дозволено принимать свой настоящий облик юной красавицы
Балет на музыку Петра Чайковского 3-х действиях, 4-x картинах. Либретто Владимира Бегичева и Василия Гельцера. Действие происходит в сказочной стране в сказочные времена.

Обращаясь к сказочным сюжетам, Чайковский вкладывал в них глубокое и значительное жизненное содержание. Простая и непритязательная немецкая сказочка о девушке-лебеде, положенная в основу «Лебединого озера» (Источником либретто, как устанавливает Ю.О. Слонимский, послужила сказка немецкого писателя XVIII века И.К.А. Музеуса «Пруд лебедей», входящая в состав восьмитомного собрания «Народные сказки немцев».

Извлечение из собрания Музеуса издано в русском переводе под названием «Волшебные сказки». В составлении балетного сценария принимало участие, по-видимому, несколько лиц, причастных к московскому театру.), была им превращена в волнующую лирическую поэму верной любви, торжествующей над злом и коварством.

Созданный в счастливую пору творческой молодости композитора, незадолго до «Евгения Онегина», «Франчески да Римини» и Четвертой симфонии, этот балет носит на себе печать той непосредственности лирического вдохновения, которой отмечены лучшие произведения данного периода. Мелодическое богатство и выразительность музыки «Лебединого озера» в соединении с широтой и напряженностью симфонического развития сглаживают недостатки сценарного плана, покоряя зрителя и слушателя неотразимой силой своего поэтического обаяния.

В балете показаны два мира — реальный и фантастический, между которыми, однако, нет непереходимой грани. Королева лебедей Одетта, заколдованная злым волшебником, томится в неволе и жаждет человеческого тепла и любви, но только по ночам ей дозволено принимать свой настоящий облик юной красавицы. Увидев ее однажды, принц Зигфрид влюбляется в нее, но невольно нарушает клятву верности, и Одетта должна погибнуть, а Зигфрид бросается в пучину разбушевавшихся вод, чтобы умереть вместе с ней.

Такова несложная и довольно банальная сказочная фабула, на основе которой Чайковскому удалось создать произведение с развернутым, напряженно развивающимся действием, целостное и законченное по своей драматургической композиции

Действующие лица:

Одетта, королева лебедей (добрая фея)
Одиллия, дочь злого гения, похожая на Одетту
Владетельная принцесса
Принц Зигфрид, ее сын
Бенно фон Зоммерштерн, друг принца
Вольфганг, наставник принца
Рыцарь Ротбарт, злой гений под видом гостя
Барон фон Штейн
Баронесса, его жена
Барон фон Шварцфельс
Баронесса, его жена
Церемониймейстер
Герольд
Скороход
Друзья принца, придворные кавалеры, дамы и пажи в свите принцессы, лакеи, поселяне, поселянки, слуги, лебеди и лебедята

Содержание:

Действие I

Картина первая
Принц Зигфрид в кругу друзей празднует свое совершеннолетие. Гости поднимают кубки в честь Зигфрида, танцуют, веселятся. Шут развлекает присутствующих.
Слуги сообщают о появлении владетельной принцессы – матери Зигфрида. Она дарит сыну арбалет. Поздравив Зигфрида, принцесса напоминает, что детство прошло и он обязан подумать о женитьбе. Завтра на балу принц должен выбрать себе невесту.
Темнеет. Гости расходятся. Зигфрид остается один. Его томят неясные предчувствия… Увидев летящих к озеру белых лебедей, принц устремляется вслед за ними.
Картина вторая
Озеро в лесной чаще. Лебеди, выходя на берег, превращаются в девушек, и Зигфрид опускает арбалет, пораженный удивительной красотой королевы лебедей. Одетта рассказывает ему, что девушки-лебеди находятся во власти злого волшебника Ротбарта и только сила беззаветной любви способна разрушить колдовские чары.
Зигфрид клянется ей в вечной любви. Одетта предостерегает юношу: если он не сдержит клятву, то никто уже не сможет им помочь. Близится рассвет. По озеру вновь плывут лебеди. Одетта прощается с Зигфридом.

Действие II

Картина третья
Бал в замке. Одна за другой предстают перед принцем красавицы, но ни одна не привлекает его внимание. Сердце Зигфрида отдано Одетте.
Звуки фанфар возвещают о прибытии новых гостей. В обличье знатного рыцаря появляется волшебник Ротбарт, с ним – его дочь Одиллия. Зигфрид растерян: эта красавица необычайно похожа на Одетту! Одиллия не дает принцу опомниться, она манит, чарует, обольщает… и принц настолько увлечен, что клянется ей в любви.
Отныне она его невеста!
Ротбарт торжествует: Зигфрид нарушил клятву, данную Одетте, и значит – нет любви, нет преданности, ничто не в силах противостоять его власти.
Перед Зигфридом возникает видение Одетты и, поняв весь ужас обмана, жертвой которого он стал, юноша устремляется к озеру, к Одетте.

Действие III

Картина четвертая
Ночь. Берег озера. Одетта рассказывает подругам о коварстве Ротбарта и об измене Зигфрида. Появляется принц, он молит простить его. Влюбленных пытаются разлучить черные лебеди, посланные Ротбартом, но Зигфрид побеждает волшебника.
Власти зла приходит конец, и лучи восходящего солнца несут жизнь, любовь, счастье…

Музыка:

Сквозь всю партитуру проходит нежная элегическая тема томления Одетты, большей частью сохраняя свою тембровую (гобой с его мягким теплым звучанием) и тональную (си минор) окраску. Впервые она появляется в конце первого действия, картины веселого пиршества, танцев и забав в парке возле замка Зигфрида, празднующего с друзьями свое совершеннолетие. Тема Одетты, пролетающей вместе с подругами мимо веселящейся компании, приносит с собой дыхание иного, влекущего к себе поэтического мира.

Второе действие у озера, куда приходит Зигфрид, следуя за лебединой стаей, проникнуто глубоким трепетным лиризмом, контрастируя блеску и пышности предыдущего. Взволнованный рассказ Одетты о своей судьбе, а затем ее танцевальный дуэт (Pas d’action) с Зигфридом (В Adagio этого танцевального номера Чайковский использовал материал любовного дуэта из своей уничтоженной оперы «Ундина».

Солирующие скрипка и виолончель передают звучание женского и мужского голосов.) окружены рядом изящных танцев кордебалета, создающих красивый поэтичный фон для этих драматургически центральных эпизодов. Все действие обрамляется двумя проведениями темы Одетты, которая получает здесь более широкое развитие и достигает патетического звучания в оркестровом tutti, предвещая трагический исход любви двух молодых существ.

В третьем действии перед зрителем возникает картина пышного бала в замке принцессы, матери Зигфрида, устраивающей смотр невест для своего сына. Но над этим блестящим торжеством словно нависла зловещая тень. Именно здесь злой волшебник Ротбарт осуществляет коварный замысел, приходя с своей дочерью, как две капли похожей на пленившую сердце юного принца царицу лебедей.

Что-то отравленное, какой-то колдовской дурман ощущается в музыке этого действия начиная со сцены выхода гостей, построенной на чередовании трубных фанфар, возвещающих о прибытии знатных персон, с фрагментами вальса. Последними приходят Ротбарт с Одиллией, и завершается сцена большим общим вальсом. Но в отличие от плавных лирических вальсов двух предшествующих действий этот динамичный энергично ритмованный вальс проникнут жгучей страстностью выражения. За ним следует цикл групповых танцев (Pas de six), который Н.В. Туманина характеризует как «сцену обольщения».

В отдельных частях этого цикла слышится то чувственное томление (вторая вариация с ее ориентальной окраской), то что-то повелительное и угрожающее (грозные «стучащие» ритмы четвертой вариации). Завершается цикл стремительной «вакхической» кодой с острыми синкопированными ритмами. Еще один цикл национальных танцев приводит к заключительной сцене, где Зигфрид, не подозревающий обмана, танцует с Одиллией все тот же вальс и Ротбарт, торжествуя, передает ему руку дочери, но в этот момент в окне появляется лебедь с короной и драматично звучащая тема Одетты передает ее ужас и отчаяние.

Последнее, четвертое действие переносит нас снова на берег озера. Слышится грустная мелодия танца маленьких лебедей, тоскующих без Одетты, затем стремительно вбегает она сама, рассказывая о своем несчастье в драматическом взволнованном танце. Появление Зигфрида и его гибель вместе с Одеттой составляют содержание финальной сцены балета, который завершается торжественным патетическим звучанием темы Одетты в ритмическом увеличении и мощном оркестровом tutti как апофеоз верной и стойкой любви.

Глубокая психологическая содержательность, богатство красок и симфонический размах музыки Чайковского оказались не по плечу балетному театру 70-х годов. Постановка «Лебединого озера» в московском Большом театре в 1877 году была серой, бесцветной и ни в какой степени не отвечала новизне и художественной значительности партитуры. «По музыке „Лебединое озеро“ — лучший балет, который я когда-нибудь слышал...

По танцам „Лебединое озеро“ едва ли не самый казенный, скучный и бедный балет из тех, что даются в России», — писал Ларош после премьеры. Только немногие из современников сумели оценить значение того, что было сделано Чайковским, большинством же его новаторство осталось не понято. Удержавшись на сцене Большого театра в течение шести сезонов, «Лебединое озеро» было забыто и не возобновлялось при жизни композитора.

«Лебединое озеро» – балет, без которого невозможно представить себе современный академический театр, да и современный психологический. Академизм «Лебединого озера» – в четких структурных построениях, в строгой классической школе, в традиционном разделении на классический и характерный танцы. Психологизм – в загадочной теме двойничества, в культивируемой теме фатума и рока.

Тем не менее, появившееся в 1877 году «Лебединое озеро» получило отнюдь не мгновенное признание. Спектакль, сочиненный в Большом театре Вацлавом Рейзингером, был одним из многих – весьма традиционным и далеко не новаторским. Не находили в нем ни знаменитой русской души, ни вечного символа отечественной одухотворенности в образе лебедя. Да и музыка Чайковского, грустно-щемящая, празднично-ликующая или угрожающе-фатальная, не сразу была признана шедевром. Поначалу творение Петра Ильича аттестовали весьма сдержанно: находили, что балет «беден мелодиями», а музыка – его «самое слабое место».

Да и духовность в первой постановке найти было нелегко: многое заслонял лебединый кордебалет, исправно махавший на премьере картонными крыльями, – сейчас такое можно представить разве что в пародии на спектакль! И только имя Полины Карпаковой, вошедшей в историю первой исполнительницей Одетты, говорит нам о том, что история балета началась вовсе не в Санкт-Петербурге. Но именно в городе на Неве белый лебедь «свил себе гнездо». После концерта памяти композитора, состоявшегося в 1895 году в Мариинском театре, на котором Лев Иванов показал лебединую картину, нежную, трогательную и печальную, властитель петербургского балета Мариус Петипа окончательно принял решение поставить спектакль Чайковского на императорской сцене.

Премьера состоялась годом позже, в 1896-м. Очень тактичную музыкальную редактуру произвел дирижер и композитор Риккардо Дриго – именно его варианту партитуры «Лебединого озера» следует большинство хореографов. Француз Петипа и русский Иванов (хореографы), итальянец Дриго (дирижер и автор музыкальной редакции) и Пьерина Леньяни в партии Одетты-Одиллии – вот творцы знаменитого мифа «Лебединого озера».

За более чем столетнее существование «Лебединого озера» в Мариинском театре постановку капитально редактировали лишь трижды, что, согласитесь, для балета с более чем вековой историей крайне мало. Наиболее радикальной была, как ни странно, женщина – Агриппина Яковлевна Ваганова, прославленный педагог и отличная солистка (в «Лебедином озере», кстати, лавров не снискавшая). Она постаралась прояснить мистицизм либретто и музыки, представив историю о девушке-лебеде как болезненные галлюцинации начитанного юноши, беспощадно умертвив в финале главных героев без права воскрешения (в спектакле 1896 года Одетта и Зигфрид, погибнув, соединялись в загробном мире). Однако от Вагановой в сегодняшнем спектакле и «лебединый» поворот рук, и танцевальная встреча Одетты и Зигфрида: Агриппина Яковлевна, не удовлетворенная суетливой пантомимой этого эпизода, сочинила очень образную хореографию.

Десять лет спустя другой классик советского балета Федор Лопухов не дал погибнуть главным героям, более того, вернул Одетте человеческий облик – в финале она становилась девушкой. Но и этот спектакль, запомнившийся еще и отличной вариацией Ротбарта, в репертуаре театра продержался лишь пятилетку, и его сменила версия Константина Сергеева, одного из лучших Зигфридов всех времен и народов, в которой верный академическим традициям танцовщик и хореограф соединил все лучшее, созданное для «Лебединого озера» за полвека. И эта постановка сегодня считается классическим образцом.

Именно в ней и зафиксировала тогдашняя кинохроника лирический танец Галины Улановой, виртуозный блеск Натальи Дудинской, академическую безупречность Габриэлы Комлевой, мятежную страстность Галины Мезенцевой.

Ольга Федорченко

Мировая премьера (хореография Юлиуса Рейзингера) – 20 февраля 1877 года, Большой театр, Москва
Мировая премьера (хореография Петипа и Иванова) – 15 января 1895 года, Мариинский театр, Санкт-Петербург
Премьера балета в редакции Константина Сергеева – 8 марта 1950 года, Театр оперы и балета им. С.М. Кирова (Мариинский), Ленинград


Комментарии:

Для добавления комментария необходима авторизация.