Авторизация


На главнуюКарта сайтаДобавить в избранноеОбратная связь  
Защита обители (фрагмент). 2013 г.
Автор: Фёдоров Алексей Иванович
Источник: Яндекс картинки
15:50 / 17.10.2019

Уроки истории
История - это непрерывная лента, и она не писалась сразу на шёлке каллиграфическим почерком. Все народы проходили и проходят один исторический путь. У германцев были времена дикости, варварства, и у славян были времена дикости и варварства, и у римлян были времена дикости и варварства. И что? А как ещё народ может развиваться? Только так

Прогулка-беседа с военным историком-медиевистом, историческим реконструктором, писателем Климом Жуковым

Когда пушки говорят

- Клим, мы стоим перед старинной бронзовой пушкой во дворе Артиллерийского музея Санкт-Петербурга. Что в ней такого интересного?

Перед нами — знаменитое орудие. Пушка "Ревельский лев". Отлита в 1559 году в Ревеле. Калибр — 9 фунтов. Вот надпись на пушке: "Львом меня назвал Ревельский магистрат, чтоб его врагов разгромил бы я — тех, кто не желает жить в мире с ним.

В 1559 году отлил меня Карстен Миддельторп, и это правда". Несмотря на такой вот внушительный вид и огромный, почти две с половиной тонны, вес, стрелял "Лев" ядром весом всего девять фунтов — это примерно четыре килограмма.

Но при длине ствола больше четырёх метров дальнобойность была очень приличная и очень хорошая точность. А знаменита эта пушка бронзовой бородатой головой на казённой части — одна из версий утверждает, что это портрет Ивана Грозного

- А как тогда наводили такие орудия? Почти две с половиной тонны — и никакой оптики, гидравлики, червячных передач, — ничего нет?!

По стволу. Вот две цапфы для крепления к лафету. По горизонту пушку наводили поворотом на колёсах, а по вертикали — специальным подбойным клином. Для опытных пушкарей — совершенно не проблема! И стреляли очень точно.

В общем, вполне привычная конструкция пушки, ничем особенно от более поздних не отличалась — кроме адской массы, конечно, потому что орудие-то осадное, а не для того, чтобы стрелять в поле по живой силе…

- Но ведь её, пушку эту, надо было на место ещё как-то доставить. А это — целая войсковая операция!

Да, возили их тяжело и с большими проблемами. Обычно под такие вот стволы собирали упряжку из 30-40 лошадей, которых, к тому же, надо было ещё и несколько раз менять по дороге, чтобы они не пали. Видишь, на соседней пушке кусок бронзы со ствола срезан?

Тут была специальная рукоять для транспортировки. Их же возили не стволом вперёд, а наоборот, казёнником вперёд. В пути пушки все в обвязках верёвочных были. Опять же, для того, чтобы поставить её на лафет или на землю, тоже нужно было использовать специальные подъёмные инструменты. Вес-то громадный!

- Ну, ещё мосты надо найти было, что бы выдержали такой вес или броды…

Под артиллерийский поезд — так называли тогда перемещение орудий — выделялся большой, в несколько сотен воинов, отряд охраны, а с ним — ещё больше тех, кого теперь называют инженерно-саперными войсками. Они шли вместе с этим поездом, клали гати, чинили мосты…

Главным в отряде был инженер, который определял маршрут, проходимость дорог, крепость мостов, необходимость каких-то работ и так далее. Такой "поезд" по численности мог составлять целый полк. И это была страшная нагрузка на ту территорию, по которой он проезжал.

Из-за этого даже был сорван Полоцкий поход Ивана Грозного в 1562 году. Артиллерия опоздала к сбору войск под Великими Луками. И опоздала по причине классической коррупции.

Местные бояре, чтобы не разорять себя проходом орудий через свои земли, просто давали взятки, чтобы "поезд" прошёл мимо, а в итоге, вместо кратчайшего пути, маршрут получился с огромными "загибами"…

Конечно, царь Иоанн был взбешён. Целый год готовили поход — и всё псу под хвост!

Началось следствие, и во время расследования вдруг выяснилось, что там не только взятки брали, а ещё и некоторые очень близкие к царю люди — например, Владимир Андреевич Старицкий, двоюродный брат царя, — с литовцами переписывались.

Вскрывшееся предательство и мздоимство послужили одной из причин учреждения знаменитой опричнины…

- Как много одна пушка рассказала! А это что за пушка с изображением кошки на стволе?

Это рижская пушка. Она так и называется — "Малая кошечка". Отлита в 1568 году в Риге. Мастер — Микелис Байерс из Нюрнберга. Надпись на пушке: "Когда я, маленькая кошечка, ловлю мышей, то слышен шум, когда я ударю — ничто не уцелеет. Меня можно найти в городе Риге. 1568 год".

А рядом с ней ещё одна "рижанка" — пушка "Самсон". Тоже отлита в XVI веке в Риге. Надпись на пушке: "Называюсь я Самсоном Сильным и в родстве с рижскими господами. Все нечестивые да бегут от меня, а то я их накажу". А весу у этого Самсона — почти четыре тонны!

Все они были взяты в качестве трофеев во время Ливонской войны. Долго хранились в Москве и вот теперь находятся здесь, в артиллерийском музее Питера…

- Откуда было столько бронзы? Это же многие тонны! Что-то никак не вяжется с образом позднего средневековья…

Скорее, уже раннего Нового времени. А орудия такого калибра — это, по современным меркам, нечто вроде резерва Ставки Верховного Главнокомандующего. При этом на Руси в ту эпоху не было своих месторождений меди или олова, и стали хорошей тоже не было. Всё везли из-за границы.

Кстати, тот же Ливонский орден строго следил за тем, чтобы купцы не завозили на Русь то, что называется сегодня "стратегическими материалами", в том числе — сталь. Это было запрещено! Даже посуду, ножи! Но и тогда эти запреты обходили, так что нам не впервой решать проблему санкций!

Стоимость таких орудий была астрономической! И у нас, и за границей, кстати, тоже. Такая пушка по стоимости была, как сегодня космический корабль — по карману только немногим. Поэтому их отливку могли санкционировать только первые люди государства.

Кардинал Ришелье, если мы про Францию говорим, Людовик XIV. У нас Иван Грозный или кто-то из его ближайшего окружения. Поэтому перед нами настоящая государственная гордость!

- И сколько могло в то время государство позволить себе таких пушек?

Больших осадных, типа современных гаубиц, которые вообще стреляли не с лафетов, а с земляных отсыпей снарядами по 100-250 кг, — очень немного. Их и десятка не было.

Мы, кстати, имеем о них неплохое представление, потому что они несколько столетий находились на Красной площади — там, где сейчас стоит памятник Минину и Пожарскому.

На этом месте был специальный помост, где и был выложен главный артиллерийский наряд. Можно сказать — золотой запас государства в чистом виде, на всеобщем обозрении. Самая большая — "пушка Кашпирова": двадцать пудов ядро, сама весом тысяча двести пудов, это без малого двадцать тонн!

На ней была надпись:

"Божию милостию повелением благочестивого царя и великого князя Ивана Васильевича Владимирского, Московского, Новгородского, Казанского, Псковского, Смоленского, Тверского и всеа Русии государя самодержца сделана сия пушка в царствующем граде Москве лета 7063-го месяца сентября, делал Кашпир Ганусов". То есть это 1555 год.

Таких громадин в царствование Грозного было в Москве четыре. И примерно столько же — калибром поменьше. Просто невозможно представить, как их возили за сотни километров. А ведь перевозили! И в осадах они участвовали!

Кстати, пушками тогда называли именно таких монстров, а всё, что поменьше, — пищалью. Пищаль — это пушка, которая может стрелять прямой наводкой с лафета. Тут интересно, что знаменитая "Царь-пушка", творение Андрея Чохова, по статусу была пищалью! То есть стрелять должна была с лафета…

Рыцарское посвящение в историю

- А почему ты своей профессией выбрал военную историю? Это же не про сегодня. Это вечно в прошлом…

Сложно сказать, слишком рано всё произошло. Я уже с четырёх лет был "болен" военной историей. Именно тогда я побывал в рыцарском зале Эрмитажа и был буквально заворожён красотой и совершенством оружия, доспехов, закованных в латы фигур.

Но осознанный выбор пришёл позже. Но к 6-му классу я уже совершенно точно знал, где я буду учиться, даже где работать буду потом: в Эрмитаже, в рыцарском, собственно, зале. Так и получилось!

- То есть именно в рыцарском зале?

Да! Этот отдел арсенала называется "Отдел истории оружия", который всегда все наши оружейные экспозиции курирует, ну и в первую очередь, конечно, рыцарский зал. Проработал я там с 1999 по 2009.

- Там же пришло и увлечение исторической реконструкцией?

Нет, увлечение реконструкцией — это у меня с первого курса. Я вообще хотел заняться этим раньше, но — последние классы школы, "абитура", поступление… Не до того!

А вот как только я вырвался в "пампасы", то есть стал студентом, — тут же посетил здание военно-исторической ассоциации Санкт-Петербурга, нашёл там княжескую дружину и стал заниматься своими собственными Средними веками. Это было в 1994 году.

- Чем интересна эпоха, которой ты увлёкся?

Я выбрал XIV век, на самом деле, по сугубо прагматическим причинам. Потому что в реконструкцию молодые люди приходят не только из интереса к истории, но ещё и затем, чтобы всё на практике применить. Почувствовать себя человеком той эпохи. А что было тогда главным? Конечно, война!

И "врасти" в ту эпоху — значит, от души побить друг друга всякими железными палками. А чтобы бить друг друга железными палками, нужно защитное снаряжение, которое будет охранять твоё здоровье от травм и увечий. И это защитное снаряжение придётся покупать или делать самому. А на дворе стоял 1994 год.

И не было ни одной мастерской, куда можно было бы обращаться на регулярной основе с заказами такого рода. Поэтому, посмотрел я на XIII век, там основной доспех — это кольчуга. Кольчуга сама по себе — вещь хорошая, но под ударами прогибается.

А инструментарий там уже очень серьёзный: мечи, алебарды, топоры, — то есть, если друзья попадут, будет очень больно. Смотрю дальше — XV век, там уже всё красиво: кирасы, латные доспехи готические. Лепота! Но, чтобы их сделать, нужно быть высококвалифицированным кузнецом.

А это, опять же, не ко мне. Значит, что? XIV век, потому что там ещё многое можно сделать своими руками. При этом оно будет прилично выглядеть и очень хорошо защищать. Поэтому интерес у меня ко всему Средневековью, конечно, но точкой практического приложения изначально был выбран именно XIV век.

- Объясни, что такое исторический подход? Это определение звучит сегодня часто, но каждый вкладывает в него свой смысл.

Исторический подход — это, прежде всего, подход, основанный на научном методе. И это подход, основанный на строгом принципе историзма. Научный метод — это метод эксперимента, метод практики как критерия истины. Как астрономы, мы всегда имеем дело с прошлым.

Ведь картина, которую видят астрономы, — это же прошлое, отдалённое от нас иногда на годы, а иногда — на миллионы лет. Поэтому нужно при помощи разных методов добыть максимально достоверное количество информации по тематике, сопоставить её между собой и далее поставить строгий логический эксперимент.

Потому что законы логики одинаковы для всех, во все времена, на всей территории планеты, и не только планеты. И при одинаковых вводных они должны давать строго одинаковый результат.

То есть результат, как положено в научном методе, повторяется независимыми исследователями при соблюдении одинаковых условий, а, значит, полученный результат является истинным и достоверным. Это и есть научный метод.

- Но обыватели часто отказывают истории как науке в точности. Мол, всё это выдумки и догадки, сплошная субъективность, а как всё оно было на самом деле — не знает никто!

Это действительно обывательский и дилетантский взгляд. История — точная наука, которая по точности очень мало отличается от математики. В истории, как в математике, есть фундамент — набор твёрдо установленных фактов.

А дальше мы вступаем на почву, собственно, прогрессивного исследования, а оно, в первую очередь, связано с сужением поля возможного. Как, собственно, и в математике. Мы не можем сказать на 100%, что всё в истории было именно так.

Но мы можем сказать, что 90% из этого быть не могло вообще, а вот оставшиеся 10% мы будем исследовать. И оттуда по крупицам, процент за процентом, мы будем выцеживать всё новые и новые твёрдо установленные факты, собирать их вместе, выстраивая ту самую картину истории.

Норманны, славяне, Русь

- Тогда позволь спросить вот о чём. Уже не одно столетие идёт спор между двумя "партиями" отечественных историков на тему строительства раннего русского государства. Есть "норманнская" теория и "антинорманнская".

Согласно первой, государственность нам принесли викинги, норманны. Согласно второй, славяне сами создали свои княжества и никак не связаны с варягами. Ты много лет занимаешься реконструкцией средневековья и, конечно, погружён в эту тему. Что ты думаешь об этом споре?

Я вообще не вижу предмета спора. Он был в XVIII веке, когда возник как элемент противостояния немецкому засилию в тогдашней науке и попыткам приехавших тогда в Россию немецких учёных Герхарда Миллера и Готлиба Байера вложить аборигенам мысль о том, что всё лучшее они получили от германцев и викингов.

Немцы были приглашены Петром I для работы в Петербургской Академии наук и предприняли попытку доказать, что древнерусское государство создавалось варягами. Ярчайшим проявлением данной концепции считается утверждение, что славяне не могли создать государство, а позже без иностранного руководства были не в состоянии управлять им.

Интересно, что эта теория через полтора века была вновь извлечена на свет Божий и "засветилась" в Третьем рейхе для доказательства германского превосходства и неполноценности славян. Конечно, это была вульгарная теория, не имевшая под собой никакого научного фундамента.

С другой стороны, в противовес ей тогда же возникла антинорманнская теория, которая выводила русскую государственность исключительно из "отечественного" источника и доказывала, что славяне по уровню развития опередили скандинавские племена, которые к моменту приглашения варягов в Новгород сами не знали государственности, а сам Рюрик являлся выходцем из Поруссии — русом, то есть славянином.

Горячим сторонником этой теории был Михаил Ломоносов. И она была особенно востребована в советское время и сразу после войны, когда немцы на полвека стали в глазах русских оккупантами и убийцами. То есть обе эти концепции по факту были скорее пропагандистскими проектами, но никак не научными теориями.

Впрочем, за прошедшее время исторической наукой был накоплен огромный материал по данной теме, и сегодня мы уже можем взглянуть на этот период с научной точки зрения.

На сегодня нет жёсткого противоборства сторонников и противников "норманнской" теории образования Древнерусского государства. Спор идёт о степени влияния варягов на процесс становления государственности восточных славян.

Большая часть историков признают принесение на славянскую территорию норманнами особенных отношений князя и дружины, закрепление династии Рюриковичей, но нет никаких оснований преувеличивать данное влияние.

Сегодня уже доказаны тесные связи славян и норманнов задолго до того, как с варягами столкнулись те же англичане.

Не так давно на острове Сааремаа около местечка Сальме раскопали лодку с похороненными семью воинами и рядом — драккар с похороненными сорока воинами в полном вооружении. Время захоронения датировано первым десятилетием VIII века.

То есть задолго до официально признанного начала эпохи викингов! Иными словами, на восток викинги ходили раньше, чем на запад! Более того, когда скандинавы пришли на северо-западную Русь, там ещё не было славян. Точнее появлялись они там вместе со славянами, мы эту землю делили одновременно.

Куда-то славяне пришли чуть-чуть раньше, куда-то скандинавы пришли чуть-чуть раньше. Например, в Муром! Там находки скандинавских древностей лет, наверное, на 70-80 лет старше, чем славянских.

То есть славяне пришли в муромские земли позже скандинавов. Но между ними при этом не было военного противостояния. А была конвергенция культур.

Сегодня просто глупо отрицать влияние норманнов на процесс рождения Руси. Мы постоянно находим здесь, на северо-западе России, следы норманнской культуры, особенно — материальные артефакты военного дела, которые у славян восточных, северо-восточных, северо-западных в тот период просто не обнаружены.

Есть славянские городища — их очень мало, но они есть. Так вот, ни в захоронениях, ни в раскопках этих городищ следов развитых оружейных комплексов нет. И самое главное, чего нет, — это фрагментов щитов.

А в раннем Средневековье без наличия щитов вообще нельзя говорить о сколько-нибудь развитом военном деле и военной культуре. Потому что щит — это единственное, что могло тогда прикрыть человека в лёгком доспехе.

И вот, появляются скандинавские древности, и с ними — сразу же, тут же, моментально — появляются щиты.

- Это какой примерно период?

Это рубеж VIII-IХ веков. Тут уже идёт массированное проникновение скандинавских элементов. Появляются мечи. Причём строго определённые: даже не скандинавского, а англосаксонского типа, — мечи.

То есть местные жители имели постоянное общение с Британскими островами, откуда и привозили эффективное и модное оружие. Появляются щиты. Появляются кольчуги. И появляются, в том числе, следы строго скандинавских шлемов.

Всё это совпадает с летописными известиями о начале русского государства. При этом славянская теория, которая говорит о происхождении династии от каких-то полабских ли славян, каких-то русов, каких-то ободритов, сталкивается ровно с одной проблемой.

У нас нет никаких следов воинской аристократии из этих регионов. Ни одного! И, если мы хотим видеть какого-то славянского князя здесь, нам просто нужно посмотреть, где следы этого славянского князя, откуда он происходит?

Мы хорошо знаем полабскую культуру, были найдены и исследованы аристократические богатые захоронения на Рюгене, в районе Арконы и не только там. Но здесь, у нас, присутствия этой культуры вообще нет…

- А если брать течение Днепра?


А по Днепру — тем более! Тут всё усеяно скандинавскими монетными кладами — буквально всё, от Чёрного моря до Старой Ладоги. И потом от Старой Ладоги до Готланда, они найдены, эти монетные клады, десятками. Причём, когда я говорю "скандинавские", я не ошибаюсь.

Потому что если мы находим более-менее представительный монетный клад: не одну-две-три монетки, а то, что серьёзно было закопано, — мы, скорее всего, увидим на всяких там дирхемах выбитые поверх арабской вязи скандинавские руны.

Но всё это совершенно не значит, что вот, пришли скандинавы, взяли дремучих славян и научили их уму-разуму. Речь идёт о симбиозе. Общие боги, общие интересы, общие враги. Ну, сколько тут было этих скандинавов? Даже с былинным Рюриком, если, в самом деле, он такой был, сколько с ним могло приехать людей?

Возьмём по максимуму — пару тысяч. И что такое — две тысячи этих скандинавов на три-четыре миллиона славян? Даже не доля процента. Другое дело, что они были самой активной частью населения. Потому что купцы — это норманны, обученная военная сила — это норманны.

Вот, например, в знаменитом договоре Руси с Византией времён Олега Вещего, есть список имён. Из них два имени теоретически могут быть интерпретированы как славянские, все остальные — строго германские.

То есть на тот момент основная масса воинской аристократии Руси ещё вся была скандинавской. Но в неё, конечно, почти сразу интегрируются славяне. И уже к концу X века всё меняется. Берём знаменитую династию Рюриковичей.

Вот князь Игорь. Игорь — это современное прочтение имени. А, если прочитать его по правилам языка X века, оно будет звучать как "Ингвар". И у греков он записан как Ингвар. И это, конечно, был скандинав.

Это второе, получается, поколение после Рюрика. А уже у Игоря и жены его Ольги сына зовут — Святослав. По-славянски! Два поколения — и все уже ославянились.

Поэтому никакого противостояния норманнской и антинорманнской теории сегодня уже нет. Есть современный научный взгляд, основанный на масштабных исторических изысканиях, открытиях и раскопках. И суть его предельно проста — появившиеся предпосылки образования государства у славян были реализованы при участии норманнов.

Битва за историю

- Клим, сегодня распространён и, можно сказать, устоялся термин "битва за историю". Почему это так важно? И что можно считать победой в такой битве?

Пока мы жили в Советском Союзе, наша жизнь была стабильна — это был, наверное, самый стабильный период в русской истории, и у людей с самоопределением всё было в порядке. Не было объективной необходимости искать себе какое-то место в истории.

Оно и так было бесспорным. Наша страна — СССР, мировая держава. Какой мы скажем — такой наша история и будет…

Утрирую, конечно, но тогда исторические споры действительно имели второстепенное значение. Но как только у нас всё пошло прахом, как только государственность рухнула и страна распалась, — возникла неустроенность, непонимание того, что будет завтра, и даже того, что будет сегодня, настолько быстро ухудшалась ситуация.

И люди начали искать себе точку опоры не в будущем, а в прошлом. Тот крюк, за который можно зацепиться и сказать себе: "Ничего! Мы это переживём: ведь мы — сильные, у нас в прошлом и не такое было!" Люди начали искать себя в точке хронографических координат, чтобы понять, откуда мы идём и куда?

Но одновременно с этим на страну, словно по команде, обрушился просто вал всякого рода исторической лжи и фальсификаций.

Кто-то очень умный и влиятельный поставил себе задачу не просто политически сокрушить СССР, но уничтожить его и духовно, уничтожить его историю, его прошлое — платформу, на которой люди могли бы снова объединиться. Начали издаваться миллионными тиражами Суворовы-Резуны, Соколовы, Бешановы и ещё целый сонм фальсификаторов и очернителей.

Конечно, это был страшный удар по умам людей.

Ужасно было постоянно слышать, что ты живёшь в стране, которая столетиями была тюрьмой народов, отсталой и неразвитой, чьи полководцы горами трупов платили за свои сомнительные победы, чьи вожди были кровавыми тиранами, алкоголиками и распутниками, а советский период вообще представлял собой один бесконечный ГУЛАГ и большое кладбище!

Такой силы был нанесён удар по нашей истории. Вот тогда и началась "битва за историю". Вызов фальсификаторов приняли, в основном, не корифеи-академики исторической науки, а те молодые люди, которые чуть ли не на интуитивном уровне понимали, что нам лгут, что всё было не так, и так вообще быть не могло.

У кого-то это приобретало вид чистого эскапизма, а кто-то занялся историей всерьёз. Вот в частности, Лёша Исаев, мой хороший товарищ. Он же инженер, вообще-то, по образованию. Но он столько лет провёл в интернет-баталиях на исторические темы, что занялся историей профессионально, получил в итоге историческую квалификацию.

И вот теперь замечательные книжки пишет, один из лучших специалистов по Второй мировой войне. И пример далеко не единичный, таких историков-энтузиастов очень много.

Если, например, посмотреть на моё поколение, на призыв исторических реконструкторов 90-х годов, то сегодня большинство из них — это, без всякого преувеличения, просто передний край современной российской исторической науки.

Это Алексей Лобин, мой однокурсник. Собственно, вот эти пушки — его главный предмет изучения. И он, наверное, сейчас — в Восточной Европе так точно! — лучший специалист по пушкам XVI-XVII веков. Это Александр Малов — великолепного, совершенного качества архивист, который занимается XVII веком.

Евгений Родионов, мой однокурсник, более того, сокафедрник и одноклубник одновременно, — блестящий специалист по огнестрельному оружию XVII-XVIII веков. Это Сергей Зозуля, археолог.

Это Сергей Каинов, один из ведущих раскопщиков гнёздовского курганного могильника и гнёздовского поселения раннего средневековья, великолепный специалист по археологии военного дела. Я могу продолжать и продолжать, это десятки имён!

Именно им мы обязаны тому, что маятник восприятия отечественной истории качнулся в обратную сторону. Не побоюсь утверждать, что время фальсификаторов истории уже прошло! Людей настолько перекормили дрянью, что эта дрянь отторгается уже на инстинктивном уровне.

Мы это, кстати, хорошо видим по кассовым сборам российских фильмов — тех, в которых пытаются обливать грязью нашу историю, в том числе — советскую. Всё! Их просто перестали смотреть. Кинотеатры пусты, телеканалы переключают.

Люди хотят уважать своё прошлое. Сегодня, в эпоху интернета, когда доступны почти любые первоисточники, всякая попытка фальсификации, сталкиваясь с профессиональными историками или исследователями, "перетирается" в информационную пыль за считанные часы.

Поэтому тиражи Суворовых и ему подобных лжецов упали до мизера, а их "труды" можно легко встретить на помойке. Время и историческая правда всё расставили по своим местам. Это и есть битва за историю! И мы её выигрываем!

Другое дело, что, конечно, порой всё приобретает непрофессиональные и, мягко говоря, комические черты. Ну, что делать? Не все же могут учиться на истфаке…

- Ты — про перегибы в другую сторону? Про этрусков-проторусских, про письменность до Кирилла и Мефодия и тому подобные "исторические сенсации"?

Примерно! Нет никакой древнеславянской и домефодиевской письменности. У нас вся письменность — причём, не только у нас здесь, в России, а вообще у всех славян — появляется только после Моравской миссии Кирилла и Мефодия.

Ну, ещё скупые упоминания источников, причём, строго средиземноморских и черноморских, южных, о том, что славяне пытаются записывать что-то греческими или латинскими буквами…

И к этрускам мы никаким боком. Всю эту белиберду про проторусский язык, вместе с псевдотеорией Фоменко, несколько лет назад блестяще развеял в пыль академик Андрей Анатольевич Зализняк.

Вообще, поиски своей "особой" истории — это своего рода "детская" болезнь народов. Вот как раньше был немецкий романтизм, так у нас потом был славянский романтизм.

Немцы в XIX веке пытались доказать, что немцы — древнее всех, у них всё своё. Точно так же и славяне. Они самые древние и всё такое…

- Теперь время украинского романтизма? Украина — родина слонов…

Ну, так на Украине это ещё в XIX веке началось, это у них затянувшаяся болезнь. Им ужасно хочется найти подтверждение своей древности "до потопа", чтобы себе и всему миру доказать единственный и главный столп украинской государственности: "Украйина — цэ нэ Россия!" И это выглядит жалко. Жалко и смешно!

История — это непрерывная лента, и она не писалась сразу на шёлке каллиграфическим почерком. Все народы проходили и проходят один исторический путь.

У германцев были времена дикости, варварства, и у славян были времена дикости и варварства, и у римлян были времена дикости и варварства. И что? А как ещё народ может развиваться? Только так. Важно не то, что у тебя за спиной варварство. Это не страшно. Оно есть у всех!

Важно — куда ты идёшь, в какое будущее. Важно, что у тебя впереди: просвещение и развитие, или снова варварство и деградация? И вот тут История как раз и является мудрым учителем. Важно только уметь усваивать её уроки…

Беседу вёл Вячеслав Шурыгин



Комментарии:

Для добавления комментария необходима авторизация.