Авторизация


На главнуюКарта сайтаДобавить в избранноеОбратная связьФотоВидеоАрхив  

Вид на храм Покрова на Нерли
Автор: Шилов Виктор Викторович
Источник: Яндекс картинки
15:19 / 22.12.2017

Запретить историю России. Часть II
Кому и зачем понадобилось писать донос в Министерство образования РФ с клеветой на выставку «Моя история» и владыку Тихона (Шевкунова)? И тут сразу на ум приходит и беспомощный, зато пыжящийся разоблачениями фильм «Дождя» об этом архиерее, и нелепая истерика, связанная с его указанием на необходимость исследования всех аспектов цареубийства, включая и его возможный ритуальный характер

Сущностью этого положения было стремление не допустить среди евреев «праздность» (то есть попрошайничество, ростовщичество, корчмарство) и наивная просвещенческая надежда на ассимиляцию этого этноса, а потому «Положением» разрешенное для евреев место жительства расширялось по сравнению с первоначальной территорией их проживания.

Правительство мечтало поселить евреев в Новороссии, чтобы превратить их в хлебопашцев. И по тем же причинам запрещала им поселение в крупных горадах, опасаясь «праздности». Но оно же в конечном счете запретило евреям земледельцам нанимать христиан, опасаясь распространения иудаизма, поэтому план аграризации еврейства не удался.

Жесткое ограничение поселения и перемещения евреев относится лишь к «Положению о евреях» 1835 года, которое и вводит понятие «черты означенной для постоянного жительства».

Не странновато ли будет в рассказе о царствовании Екатерины II поминать указы середины правления Николая I? Получается та же история, что и с картошкой - «вольные историки» скатываются в чудовищный анахронизм. Они опять попутали евреев и картофель, а Екатерину с её внуком.

Еще более абсурдны претензии авторов обращения ОВИ к тому, что на выставке уделяется большое внимание борьбе с «ересью жидовствующих» и «ни слова о борьбе иосифлян с нестяжателями». У меня при знакомстве с выставкой никакого впечатления чрезмерного внимания к новгородской ереси не создалось - оно вполне пропорционально тому политическому и культурному значению, которое имела эта борьба.

Еретики, как считают современные исследователи, оказывали значительное влияние на правительство через дьяка Феодора Курицына и придворную партию Елены Волошанки, в борьбе с ними Геннадий Новгородский инициировал первый в истории полный славянский перевод Ветхого Завета, развилась церковная и публицистическая доктрина Иосифа Волоцкого.

То есть требовать меньшего внимания к борьбе с этой ересью так же странно, как требования к историку западного средневековья ничего не говорить об альбигойцах или гуситских войнах, сосредоточившись исключительно на прениях между сторонниками верховенства императора или папы, или на споре номиналистов и реалистов.

Апелляция к «борьбе иосифлян с нестяжателями» и вовсе абсурдна, поскольку в современной историографии достаточно выяснен вопрос о мифичности этой борьбы, по крайней мере в том виде, в котором миф о ней оформился в дореволюционной и советской историографии.

Ставшее уже классическим исследование А.И. Плигузова «Полемика в русской церкви первой трети XVI столетия» (М.: «Индрик», 2002) если и не поставило точку в истории мифа о «борьбе иосифлян и нестяжателей», то сформулировало вопрос так, что незамутненный пересказ концепций XIX столетий для серьезных историков, вольных или невольных, попросту невозможен.

Все памятники, приписывающие преп. Нилу Сорскому выступления за отказ от церковных имуществ восходят к середине XVI века, являясь, по всей видимости, приписыванием знаменитому аскету гораздо более поздней позиции сторонника отказа монашества от землевладения князя-инока Вассиана Патрикеева.

Взгляды Вассиана были во многом неортодоксальны и гораздо ближе соприкасаются с реальной проблемой новгородской ереси, нежели с мнимым «нестяжательством». Дело доходило до прямой фальсификации с его участием переводов древнецерковных канонов.

Нил же Сорский был сторонником определенного направления монашеской аскезы - идиоритмии, а приписывание ему планов государственно-церковных преобразований - явный абсурд. Равно как и трактат Иосифа Волоцкого «в защиту церковных имуществ» является вырванными из контекста цитатами из его посланий к удельным владетелям о недопустимости захвата ими переданных Церкви земель и имуществ.

Мифом являются и секуляризационные планы Ивана III, и даже секуляризационные идеи самого Вассиана, - он отнюдь не был сторонником передачи церковных земель государству.

Наконец, совсем невежественно и непристойно выглядят обвинения к организатором выставки «Моя история» в подделке цитат: «ошибки и даже просто измышления небрежных интернет-публицистов представляются как подлинные слова Ивана Аксакова».

Стыдно, товарищи! Имея в рядах совета своего общества виднейшего специалиста по творчеству И.С. Аксакова А.А. Теслю, они даже не сподобились ли проверить - действительно ли некогда высмеянные журналистом Ильей Шипелиным  слова Аксакова не принадлежали знаменитому публицисту-славянофилу, или же Шипелин попросту обычный невежда? И со всего размаха сели в лужу.

«Можно признать чуть не за безошибочное руководство к уразумению европейской политики такое правило: принимать всякий совет, всякую похвалу и хулу, расточаемые нашими иностранными соседями русскому кабинету и вообще России - в обратном смысле.

Если, например, поднимается свист и гам по поводу властолюбия и завоевательной похоти России, знайте, что какая-либо западно-европейская держава готовит бессовестнейший захват чьей-либо чужой земли,- Славянской или иной, но такой захват, который прямо вредит интересам нашим или дружественных нам единоплеменников.

На Западе хорошо знают, что мы ничего так не боимся, как общественного мнения Европы, как обвинения в недостатки либерализма,- что нас легко запугать и заставить оправдываться,- "клясться и ротитися", по древнему выражению, в том, что ни в каких мы не только замыслах, но и помыслах неповинны.- "А ну-ка докажи!" требует Европа.

И мы предъявляем доказательства, что в таких-то и таких-то случаях поступили даже себе, в ущерб, блага ради Европы.- "Мало! Это мы уж забыли. Отступись от того, чем ты особенно дорожишь, что тебе принадлежит по праву, что ты купила своею кровью, отступись и от своих друзей".

Мы и отступаемся, хоть и со слезами на глазах, да еще благодарим, что дешево отделались. Сильна уверенность Европы в нашей незлобивости, смирении и великой простоте. Конечно, простота вещь хорошая; Бог простоту любитъ... но не всякую».

(Газета «Русь» № 3 29 ноября 1880 г. сс. 6-7. Раздел «Политическое обозрение». Каждый может убедиться лично, скачав pdf подлинника газеты
Вошло так же в 1 том "Славянский вопрос" сочинений И.С. Аксакова (М., Тип. М. Г. Волчанинова, 1886 с. 315 - переиздано СПб., изд-во "Росток", 2015)]

Очень политически актуально, кстати, звучат эти слова великого публициста. Убийственно актуально. Именно для сего дня.

«Практически все без исключения изречения «врагов России» являются псевдоцитатами: ни Отто Бисмарк, ни Билл Клинтон, ни Маргарет Тэтчер не произносили тех слов, которые им приписаны. Эти псевдоцитаты частично некритически позаимствованы из интернет-публицистики», - утверждается далее.

Не будучи знатоком цитат из Клинтона и Тэтчер, отмечу, что утверждения о недостоверности цитаты из Бисмарка авторами обращения ВОИ вновь сильно преувеличены. Подтверждения существования слов Бисмарка «Русских невозможно победить, мы убедились в этом за сотни лет.

Но русским можно привить лживые ценности, и тогда они победят сами себя» мне и в самом деле не встречалось, но установить первоисточник откуда в видоизмененном виде пошла эта цитата не трудно. Речь идет о секретной записке Бисмарка 1888 года, в которой он критиковал мнение германского генштаба о возможности превентивной войны против России.

«Конфиденциально

№ 349 Доверительно (секретно) Берлин 03.05.1888 год

...Даже самый благополучный исход войны никогда не приведёт к распаду России, которая держится на миллионах верующих русских греческой конфессии.

Эти последние, даже если они впоследствии международных договоров будут разъедены, так же быстро вновь соединятся друг с другом, как находят этот путь к друг-другу разъединённые капельки ртути.

Это неразрушимое Государство русской нации, сильно своим климатом, своими пространствами и своей неприхотливостью, как и через осознание необходимости постоянной защиты своих границ. Это Государство, даже после полного поражения, будет оставаться нашим порождением, стремящимся к реваншу противником, как это мы и имеем в случае с сегодняшней Францией на Западе.

Этим было бы создана на будущее ситуация постоянной напряжённости, которую мы будем вынуждены принять на себя, если Россия примет решение напасть на нас или Австрию. Но я не готов принять на себя эту ответственность, и быть инициатором создания нами самими подобной ситуации.

Мы имеем уже неудавшийся пример "Разрушении" нации тремя сильными противниками, намного более слабой Польши. Это разрушение не удалось на протяжении целых 100 лет.

Жизнеспособность русской нации будет не меньше; мы будем, по моему мнению, иметь больший успех, если мы просто будем с ними обращаться как с существующей постоянной опасностью, против которой мы можем создать и содержать защитные барьеры. Но мы никогда не сможем устранить само существование этой опасности..

При нападении на сегодняшнюю Россию, мы только усилим её стремление к единству; выжидание же того, что Россия нападёт на нас, может привести к тому, что мы дождёмся раньше её внутреннего распада, прежде чем она нападёт на нас, и притом мы можем дождаться этого, чем меньше мы будем путём угроз, мешать ей скатываться в тупик.

ф. Бисмарк.
(Die grosse politik der europaischen kabinette, 1871-1914. Sammlung der diplomatischen akten des Auswartigen amtes, im auftrage des Auswartigen amtes. Berlin, 1922 pp/302-303)

Сложилась парадоксальная ситуация. Обращение «Вольного исторического общества» к министру образования состоит исключительно из лживых, фактически недостоверных, историографически некомпетентных заявлений. Его авторы опровергли законы теории вероятности, не сумев показать правильно время даже дважды в сутки - каждое их утверждение является либо клеветой, либо ошибкой.

И это при том, что, разумеется, на выставке «Моя история» есть к чему придраться - например к повторению известной ошибки (делаемой, впрочем, и «историком Акуниным» и много кем еще), приписывающей высказывание о «девушке с золотым кувшином», которая могла бы пересечь монгольскую империю от границы до границы, самому Чингисхану.

На самом деле это отправившаяся в свободное плавание цитата из сочинения историка монгольских завоеваний Джувейни, относящаяся к правлению сына Чингисхана - Чагатая:

«Из страха перед его ясой и наказанием среди его приближенных царила такая строгая дисциплина, что в его царствование ни один путешественник, пока он находился неподалеку от его войска, не нуждался в охране или сопровождении ни на одном отрезке пути; и, как говорится, хоть и с преувеличением, женщина с золотым кувшином на голове могла идти одна без страха и опасений» (Джувейни. История завоевателя мира. М.: изд. дом «Магистр-Пресс», 2004. с. 187. Гл. XLI. О Чагатае.).

Но «вольным историкам» ни одной действительной ошибки найти и разоблачить так и не удалось. Вместо этого они торопливо составили невежественный и агрессивный документ. Цитаты из которого звучат осуждением им самим:

«Выставка «Россия - моя история» являет пример чудовищного исторического непрофессионализма»; «Недопустимо опираться на прямую и бесстыдную ложь, когда учишь детей или тех, кто будет им преподавать!»; «растление юных умов» и всё в том же духе.

Проявление чудовищного исторического непрофессионализма - отказывать поселениям синташтинской археологической культуры в статусе протоцивилизации, не знать историю картофеля в России или не иметь представления об источнике известной цитаты Ивана Аксакова. В эпоху интернета, когда провести большую часть расследований занимает 15-20 поисковых минут это даже не профессиональный, а банальный пользвательский непрофессионализм.

Растление юных умов - отрицать существование «летучих листков» и других клеветнических сочинений эпохи Ливонской войны и сознательного клеветнического искажения в них образа русского царя или повторять навязший в зубах миф о «борьбе иосифлян и нестяжателей».

Прямая и бесстыдная ложь - это приписывать создателям выставки «Моя история» суждения, которых у них нет - о шпионаже декабристов, или игнорировать то, что у них есть - открытый рассказ о преступлениях Ивана Грозного.

И остается один лишь вопрос - кому и зачем срочно понадобилось слабать непрофессиональную истеричную агитку-донос в Минобраз с открытой клеветой на «Мою историю» и лично помянутого в этом доносе владыку Тихона (Шевкунова)?

И тут сразу на ум приходит и беспомощный, зато пыжящийся разоблачениями фильм «Дождя» об этом архиерее, и нелепая истерика, связанная с его указанием на необходимость исследования всех аспектов цареубийства, включая и его возможный ритуальный характер.

Тут, кстати, ВИО тоже отличилось целым трактатом, направленных опять же почему-то лично против владыки Тихона.

«Заявление Вольного исторического общества по поводу воскрешения «кровавого навета» начинается с цитаты из высказывания старшего следователя по особо важным делам СК РФ Марины Молодцовой «Следствием планируется назначение психолого-исторической судебной экспертизы для разрешения вопроса, связанного, в том числе, и с возможным ритуальным характером убийства царской семьи».

Но, при этом, фото к заявлению пришпилено почему-то епископа Тихона.

Текст «Заявления» написан в том же размашисто-истеричном стиле, что и «Обращение» в минобраз, что выдает одну и ту же руку. «Есть вопросы бессмысленные, показывающие отсутствие элементарных знаний на уровне средней школы».

И далее - «Обвинения евреев в совершении ритуальных убийств христиан принято называть кровавым наветом или легендой о ритуальном убийстве». Нигде, ни одним словом представитель СК не упомянула евреев, однако «Заявление» переводит стрелки именно на них и без особого труда доказывает, что уже в начале ХХ века православное духовенство в большинстве своем отрицало «кровавый навет», что и проявилось во время процесса Бейлиса.

А вот дальше «вольные историки» показали себя банальными и довольно циничными апологетами большевизма, лишь рядящимися в талит друзей еврейского народа.

«Епископ Тихон попытался сослаться на некий «неантисемитский» вариант мифа о «ритуальном убийстве царской семьи». Суть его заключается в том, что большевики убили свергнутого царя и членов его семьи, потому что рассматривали их в качестве необходимых жертв на алтарь «мировой революции». Но за такой интерпретацией нет ничего, кроме пустых домыслов.

Лидеры большевизма и исполнители их приказов были, несомненно, убийцами, но эти убийства были продиктованы исключительно целесообразностью, которую сами идеологи, творцы и практики красного террора называли «революционной» и «социалистической».

Они не совершали ритуальных жертв, а устраняли тех, кого считали в тот или в другой момент «лишними», не вписывающимися в проект переустройства мира, либо «вредными» для реализации проекта.

Бывшие император, императрица и наследник были убиты в 1918 г. как потенциальное «знамя» в руках антибольшевистского движения. Другие члены семьи и слуги были уничтожены «заодно», как свидетели злодеяния. Во всем этом не было никакой религиозной или культовой символики».

Вся эта попытка свести большевизм к чисто рациональному компоненту и отрицать существование проблематики ритуальных убийств вне «кровавого навета» особенно смешна с учетом того, что членом совета ВОИ состоит Александр Эткинд, автор знаменитого исследования «Хлыст» в котором рассмотрена и тема обвинений в ритуальных убийствах секты хлыстов, причем ритуальный характер убийства относится Эткиндом и к убийству Распутина, по крайней мере в интерпретации о. Сергия Булгакова.

«Убийство Распутина внесло недостававший элемент какой-то связи крови между сторонниками революции», - писал Булгаков. Под пером философа оживает мифологема ритуального убийства, сыгравшая свою роль в идейной борьбе вокруг революции. Начиная с дела Нечаева и кончая делом Бейлиса, сторонники и противники революции пророчили: именно таким убийством она начнется.

Ритуальные убийства вменялись в вину и русскому сектантству начиная с первых судебных следствий над русскими хлыстами (впервые в Москве в 1745). Теперь история дискурса делает очередной виток: сектант оказывается не убийцей, а жертвой кровавого ритуала; не субъектом, а объектом первого убийства».

(Эткинд А. Хлыст (Секты, литература и революция). М.: Новое литературное обозрение, 1998. с. 617)

Эткиндом весьма глубоко раскрыта тема превращения в царя, становления самому царем, центральная для русского сектантства, и прямо увязывает эти сектантские мотивы с революционными.

«Под взглядом писателя история питерских хлыстов воплощает русскую революцию, которая видна в ней, как в капле воды.

«Помню, [...] заинтересовались мы одной сектой «Начало века», отколовшейся от хлыстовства. [...] Христом-царем этой секты был известный сектантский провокатор, мошенник, великий пьяница и блудник. [...] Пьяный он по телефону вызывал к себе их жен для удовлетворения своей похоти. И было им это бремя сладко, потому что им всем хотелось жертвовать и страдать без конца.

Так и весь народ наш русский сладко нес свою жертву и не спрашивал, какой у нас царь [...]

Мир отражается иногда в капле воды. Когда свергли не хлыстовского, а общего царя, хотелось думать, что народ русский довольно терпел и царь отскочил, треснул [...] так и Щетинин отскочил, когда для секты «Начало века» наступило летнее время их жизни».

Сходство было не только типологическим. Эти сектанты были связаны с некоторыми лидерами революции, и серьезность их отношений нам, вслед за Пришвиным, еще предстоит расследовать. В 1910 Пришвин стал свидетелем беседы между уже победившим сектантом и еще не победившим сектоведом.

«Прихожу на Херсонскую к Бонч-Бруевичу. Там Легкобытов. Опять религиозные разговоры. - Суть не в изменении моего характера, а в отношении друг к другу, - говорит Легкобытов, - [...] не один, а семья, одно живое целое, [...] а самое главное в семье: равенство. Нужно привести человека в совершенную простоту и дать ему простое назначение». (с. 482)

Тема сектоведческих интересов и связей одного из видных большевистских лидеров - В.Д. Бонч-Бруевича так же раскрыта Эткиндом весьма подробно (сс. 631-674). Глубокая связь между цареубийством в Екатеринбурге и возможными сектантскими мотивами: «убить царя и через то самому стать царем», более чем вероятна, если не сказать очевидна.

Сочинителям «Заявлений» ВОИ хорошо бы хотя бы немного знакомиться с работами членов собственного совета, чтобы не делать невежественно голословных заявлений.

Однако, поскольку это заявление, как и обращение-донос в Минобраз, не преследуют, очевидно, никакой иной цели, кроме как цель личных и аппаратных нападок на епископа Тихона, то их сочинители не особенно и заботились об их достоверности или, хотя бы, убедительности. Главное - шмальнуть клеветой, а там что-нибудь да останется.

Что ж, «вольное историческое просвещение» в современной России явно не задалось. Вместо защиты свободного исторического знания и просвещения получилось политизированное крикливое невежество, подчиненное не то что чьим-то местечковым, а прямо-таки чьим-то местническим интересам. После такого профессионального провала и бесстыдства Вольному историческому обществу» остается лишь самораспуститься.

Видео на канале YouTube "Авторы ЗдравствуйРоссия.Рф"

Интервью, доклады и выступления Е.С. Холмогорова



Комментарии:

Для добавления комментария необходима авторизация.