Авторизация


На главнуюКарта сайтаДобавить в избранноеОбратная связь  
Войска стран Варшавского договора на улицах Праги в 1968 году (Чехословакия)
Источник: Яндекс картинки
14:48 / 16.08.2018

И вся эта «весна» ни к чему?
К началу 1968 года недовольство населения ЧССР «рыночными» реформами было значительным. В рамках реабилитации «жертв политических репрессий» из тюрем выпустили много антисоветчиков и антикоммунистов. Именно они составили ядро разнообразных общественных структур, в том числе «Клуба 231», сыгравших важную роль в раскачке политической ситуации в стране

События полувековой давности, когда войска стран Варшавского договора вошли в Чехословакию, до сих пор вызывают полярные оценки. Для одних произошедшее — агрессия против суверенной страны, грубо растоптавшая стремление ее граждан к «социализму с человеческим лицом».

Для других — неприятный, но неизбежный с точки зрения геополитики шаг; для некоторых — блестящая военная операция, предотвратившая третью мировую войну. Мы побеседовали с советником при ректорате МПГУ Евгением Спицыным о значении и смысле закончившегося 21 августа 1968 года конфликта.

- Как оценивать события, подобные «Пражской весне» и ее разгрому в результате операции «Дунай»? Исчерпывает ли правильный взгляд бесстрастный анализ архивных данных или здесь уместны личные моральные акценты исследователя?

Надо учитывать, что моральные критерии в разные исторические периоды неодинаковы. Как и сумма знаний по тому или иному предмету. Поэтому, пытаясь вынести суждение (а уж тем более осуждение) каких-то прошлых событий или поступков, надо делать поправку на «ветер Хроноса».

У нас же часто принцип историзма отходит на десятый план, и многие легко судят дела давно минувших дней на основе так называемой постправды. История — наука о прошлом, а не препарированная политология. События, подобные «Пражской весне», в такой интерпретации как раз и являются орудием противоборства политических групп и межгосударственных спекуляций.

- «Пражская весна» стала следствием экономической реформы 1965-го, проводимой ЦК КПЧ, или продуманной операцией западных спецслужб?

Вопрос нужно разделить на два. Как известно, американцы после войны взяли на вооружение две концепции — Трумэна, а затем Эйзенхауэра. Одна — это «сдерживание коммунизма» (т.е. локализация влияния СССР на остальные страны), другая — «отбрасывание коммунизма» — то есть размывание и сокращение уже сложившегося соцлагеря. События в Чехословакии четко укладываются во вторую концепцию.

Говорить, что они полностью руководились ЦРУ или другой спецслужбой, как в нынешних «цветных революциях», — явное преувеличение. Но на Западе внимательно следили за развитием событий в Праге и готовы были «подставить плечо» в нужный момент. Особенно активно зондировали почву в этом направлении ФРГ и Австрия. Американцам тогда было не до того — они увязли во Вьетнамской войне.

Готовила «Пражскую весну» узкая группировка внутри КПЧ — председатель правительства Олдржих Черник, его заместитель Ота Шик, председатель Национального собрания Йозеф Смрковский, председатель Национального фронта Франтишек Кригель и первый секретарь ЦК КПЧ Александр Дубчек при активной поддержке столичной, в основном творческой, интеллигенции, журналистов.

Что касается экономической реформы 1965 года, то она достаточно хорошо изучена. В частности, историком Николаем Платошкиным. В ЧССР в начале 1960-х были запущены процессы, подобные хрущевской «оттепели». В 63-м ЦК КПЧ выпустил документ с осуждением культа личности Клемента Готвальда — идеолога социалистической революции 1948 года. В компартии тогда схлестнулись две группировки.

Одну возглавил Антонин Новотный, занявший после смерти Готвальда пост первого секретаря, а затем, в 1957-м, ставший президентом страны. Он же стал и главным проводником той реформы, которую предложил директор Института экономики Чехословацкой академии наук Ота Шик.

Если коротко, ее суть была проста — повторить ленинский НЭП. Никаких антисоветских, антикоммунистических лозунгов тогда не было и в помине. Постфактум оценивая результаты реформы, экономисты констатируют ее полный провал. Через двадцать лет буквальной калькой стала горбачевская, итоги которой мы хорошо знаем.

В общем, к началу 1968 года недовольство населения ЧССР «рыночными» реформами было уже значительным. Кроме того, в рамках реабилитации «жертв политических репрессий» из тюрем выпустили много откровенных антисоветчиков и антикоммунистов. Именно они составили ядро разнообразных общественных структур, в том числе «Клуба 231», сыгравших важную роль в раскачке политической ситуации в стране.

Характерно, что «гнев народа» СМИ и политклубы направили на начавшего демократические процессы Антонина Новотного, наградив его ярлыками «сталиниста» и «ретрограда». В итоге в начале января 1968-го его снимают с поста первого секретаря, оставив в должности президента, а новым лидером КПЧ становится Александр Дубчек.

Саму «Пражскую весну» принято отсчитывать с марта 68-го года, когда произошла фактическая отмена цензуры. Кстати, своим названием она обязана одноименному музыкальному фестивалю. Одновременно Новотный был освобожден от должности президента и заменен генералом Людвигом Свободой, а в газетах, на радио и на телевидении начался буквально шквал антисоветских публикаций.

- Когда происходящее в Праге перешло «красную черту»?

Главными раздражителями для руководства СССР и других соцстран стали не экономические реформы в ЧССР, но публичные призывы в масс-медиа о необходимости вывода страны из ОВД и разнузданные карикатуры и брань по отношению к первым лицам Советского Союза и других государств содружества, а также к русским вообще.

Выйти из Варшавского блока призывали даже два видных члена Политбюро ЦК КПЧ — Кригель и Смрковский, что рассматривалось руководством СССР как прямая угроза безопасности всего соцблока.

- Почему?

Для этого достаточно посмотреть на карту. Чехословакия была «ключом» ко всему Варшавскому блоку. К тому же она граничила с СССР в Закарпатье. По известному соглашению Сталина и Черчилля в Чехословакии, в отличие от ГДР, Польши и Венгрии, не было советских войск. Выход из ОВД неминуемо привел бы со временем к тому, что там бы оказалось НАТО, вклинившись в сердцевину соцлагеря.

Для Москвы, как и для Варшавы, Берлина и Будапешта, это была прямая геополитическая угроза. Поэтому, когда из Праги донеслись такие речи, в братских столицах сильно обеспокоились не только вожди, но и военные. Особенно напористо настаивали на силовой акции Вальтер Ульбрихт в ГДР и Владислав Гомулка в Польше.

- Нас долго убеждали в том, что целью реформаторов был «социализм с человеческим лицом» и ни о каком отпадении от соцлагеря, восстановлении капитализма, переориентации на Запад речи и не шло...

Это не так. Просто среди вышеупомянутых партийцев и широких групп их поддержки тоже были различия. Некоторые, вроде того же Дубчека, действительно наивно верили в особый чешский путь и тому подобное. Другие же — и самый яркий здесь Кригель — держали курс на Запад. У этого деятеля довольно мутная биография, и некоторые исследователи считают именно его внедренным агентом влияния западных спецслужб.

Сравнение уже избитое, но верное: Дубчек — Горбачев (и наоборот). А менее очевидная для многих, но тоже, по сути, близкая пара Кригель — Александр Яковлев. Речь идет о велеречивых идеологах, закулисных кукловодах и манипуляторах «перестроек» в обеих странах. Только в Чехословакии она тогда не привела к краху государства, будучи вовремя остановленной, а у нас привела.

- Поначалу ведь предпринимались попытки как-то урезонить «чешских товарищей». Когда стало понятно, что военной операции не избежать?

В Советском Союзе схватились за голову, когда поняли, куда клонится вся эта катавасия. Была создана комиссия по ситуации в ЧССР во главе с Кириллом Мазуровым — бывшим первым секретарем ЦК Компартии Белоруссии, переехавшим в Москву на пост первого зама главы советского правительства Алексея Николаевича Косыгина.

Именно последний тогда курировал в Политбюро внешнюю политику. Начались обсуждения внутри ЦК КПСС, а также встречи с руководителями компартий других стран ОВД.

Брежнев, будучи по натуре человеком миролюбивым, долго колебался. Он неоднократно просил Дубчека, которого любил как сына, остановить вакханалию антисоветизма в ЧССР. Дубчек прожил все детство в Киргизии, учился в школе во Фрунзе и в Горьком, отлично говорил по-русски. Леонид Ильич его так и звал «наш Саша».

Кстати, покойный Валентин Фалин в своих воспоминаниях писал, что за три дня до начала операции «Дунай» Дубчек сам позвонил Брежневу и попросил его ввести войска. Запись этого разговора, по его словам, сохранилась в бывшем архиве ЦК КПСС.

- Сегодня в массмедиа можно встретить утверждения, что операция «Дунай» предотвратила третью мировую войну...

Не думаю. Буквально за день до начала операции Брежнев звонил американскому президенту Линдону Джонсону, чтобы проверить его реакцию на ввод советских войск в Чехословакию. Тот ответил, что это ваша сфера влияния и внутренние дела. Немецкие части, составлявшие костяк сил НАТО, размещенных в ФРГ, ни за что не решились бы из-за Чехословакии вступать в военный конфликт с СССР. Американцы — тоже.

- Как оценивать последствия операции «Дунай» для нашей страны? С одной стороны, был нанесен удар по социалистическому содружеству: из ОВД вышла Албания; а Югославия, Румыния и КНР осудили вторжение, в западных компартиях начался раскол. А в самом СССР усилилось диссидентское движение. С другой стороны, старт «разрядки напряженности», десятилетие мира и процветания... Как совместить это?

Элементарно: был восстановлен геополитический статус-кво между двумя системами, установленный после войны. Советский Союз со своими союзниками доказал, что он достаточно силен и полон решимости поддерживать этот баланс сил. Наиболее здравые лидеры западного мира еще раз убедились, что не стоит в открытую лезть в зону советского влияния.

Пропаганда, шпионаж — это само собой, а «цветные революции», говоря сегодняшним языком, не получатся. Поэтому впервые за многие годы ФРГ во главе с Вилли Брандтом начала «новую восточную политику», направленную на примирение с СССР, ГДР и всем соцлагерем. Итог чешских событий стал фактически базой для разрядки международной напряженности, приведя к подписанию Хельсинкских соглашений.

Это уже позже сочинили пропагандистский штамп о «Пражской весне» как каком-то поворотном событии в истории Европы, о чудовищной оккупации русскими бедной Чехословакии. Раскол в коммунистическом движении состоялся гораздо раньше — после хрущевского доклада о культе личности.

- Было ли ошибкой нашего руководства замалчивание и политически неубедительное объяснение чехословацкого кризиса для своих сограждан?

Я считаю, что было. Такую позицию можно назвать родовым изъяном пропаганды. Замалчиванием предоставлялись козыри в руки противников режима и исторической России вообще. И они выдумывали мифы, за которые нам якобы надо коллективно каяться до скончания веков.

Беседу вёл Андрей Самохин



Комментарии:

Для добавления комментария необходима авторизация.