Авторизация


На главнуюКарта сайтаДобавить в избранноеОбратная связьФотоВидеоАрхив  


Византизм и русскость. Часть III
Североевропейская по своей исторической природе Русь с первых своих шагов формировалась в византийской культурной рамке. Первое упоминание росов в истории – Бертинские анналы, 839 год. К франкскому императору Людовику I Благочестивому в Ингельгейм из Константинополя с сопроводительным письмом от императора Феодосия приходят послы «народа Рос»

Ruzzia=Graecia. Немного о пространственных координатах

Теперь зададимся следующим вопросом. Совершала ли Русь роковой «ошибочный выбор» между Византией и Западом и заградила ли Византия России путь в Европу? Ответ на оба эти вопроса – отрицательный. Прежде всего, никакого «выбора» — принимать Христианство из Византии или принять его от Рима – у Руси не было. Был выбор принять его при князе Владимире, или на поколение раньше, или на поколение позже.

Русь оформилась как государство во взаимодействии и на пути к Византии. Собственно, если давать техническое определение Руси, то её можно назвать государством, которое создали викинги в тесном взаимодействии со славянами, на речных путях ведших в Византию в целях организации грабительских набегов и торговых сношений с последней.

Константинополь был величайшим, богатейшим и неприступнейшим городом тогдашнего мира, его осью. И, разумеется, викинги в своей грандиозной экспансии не могли не устремиться к этому центру.

Из Скандинавии к Константинополю было два пути. Один кружной, через Атлантику и Средиземное море. Первый заплыв в средиземноморье с Запада викинги совершили в 860 году (том самом году, когда с востока росы уже пришли под Царьград с войной, а путь выучили гораздо раньше).

Этот заплыв обернулся страшным скандалом – викинги во главе с конунгом Хастингом плыли грабить Рим, но не зная ни географии, ни вообще чего-либо о Риме, кроме того, что это был большой и богатый город, страшно оскандалились, ограбив итальянский прибрежный городок Луна.

Эта история настолько атмосферна, что я позволю себе порадовать себя и читателя и привести её целиком несмотря на то, что к теме Византии она не имеет абсолютно никакого отношения.

«Когда норманны опустошили всю Францию, предложил Хастинг двинуться на Рим и этот город, как ранее всю Францию, подчинить норманнскому господству. Предложение пришлось всем по нраву, флот поднял паруса и покинул побережье Франции. После многочисленных рейдов и высадок норманны, стремившиеся достичь собственно Рима, взяли курс на город Лунке, именуемый также Луна.

Правители этого города, хотя и напуганные неожиданным, повергающим в ужас нападением, быстро вооружили горожан, и Хастинг увидел, что город нельзя взять силой оружия.

Тогда пустился он на хитрость, а именно: он направил посланника к бургграфу и епископу города; представ перед высокопоставленными лицами, тот сообщил следующее: «Хастинг, князь датский, и все его люди, с ним вместе судьбою изгнанные из Дании, шлют Вам свой привет. Небезызвестно Вам, что мы, судьбой изгнанные из Дании, блуждая по бурному морю, прибыли наконец во Франкскую державу.

Судьба предоставила нам эту страну, вторглись мы и во множестве битв с народом франков все земли державы подчинили нашему князю. После ее полного покорения захотели мы вновь вернуться в свою отчизну ; и сперва несло нас прямо на север, но потом измотали нас противные западные и южные ветры, и так не по своей воле, а в жестокой нужде оказались мы на Вашем берегу.

Мы просим, дайте нам мир, чтобы мы могли закупить продовольствие. Вождь наш болен, терзаемый страданиями, желает он от Вас принять крещение и стать христианином; и буде свершит он это в своей телесной слабости перед смертью, то молит он Ваше милосердие и благочестие о погребении в городе».

На что ответили епископ и граф: «Мы заключаем с вами вечный мир и крестим вождя вашего в веру Христову. Мы дозволяем вам также, по свободному соглашению между нами и вами, покупать, что вы захотите!» Посланник, однако, произносил лживые слова, и все, что он, полный коварства, выведал, то передал он господину своему злодею Хастингу.

Итак, заключили мирный договор и началась добрая торговля и общение между христианами и бесчестными язычниками.

Меж тем, епископ приготовил купель, освятил воду, велел зажечь свечи. Мошенник Хастинг туда явился, в воду погрузился и воспринял крещение на погибель своей души. Поднятый из святой купели епископом и графом, он словно тяжелобольной вновь был отнесен на корабль.

Там он тотчас созвал своих негодяев и открыл им омерзительный тайный замысел, им измышленный: «В следующую ночь сообщите вы епископу и графу, что я умер, и молите со слезами, что хотели бы меня, новокрещенного, похоронить в их городе; мои мечи и украшения и все, что мне принадлежало, обещайте им подарить». Сказано — сделано.

Рыдая, спешат норманны к господам города и говорят: «Наш господин, ваш сын, ах! умер. Мы умоляем Вас, дозвольте похоронить его в Вашем монастыре и примите богатые дары, которые он перед смертью велел Вам передать». Обманутые этими лицемерными словами и ослепленные великолепием подарков, разрешили те предать тело земле в монастыре по-христиански. И посланники вернулись к себе и сообщили об успехе их хитрости.

Хастинг тотчас велел, полный радости, собрать предводителей различных племен и сказал им: «Теперь быстро сделайте мне погребальные носилки, уложите меня на них, словно мертвое тело, но при оружии, и станьте вокруг, словно носильщики кругом катафалка.

Остальные должны поднять горький плач и крик на улицах, в лагере и на кораблях. Украшения, доспехи, отделанные золотом и драгоценными камнями топоры и мечи несите для всеобщего обозрения перед катафалком». За этим приказом следовало точное его исполнение.

Плач и крик норманнов разносился далеко, в то время как колокольный звон звал народ в церковь. Духовенство прибыло в праздничном облачении, старейшины градские, обреченные на мученичество, женщины, предназначенные обрести рабство. Впереди выступал хор мальчиков со свечами и крестами, а вслед за ними — носилки с нечестивым Хастингом; христиане и норманны несли его от городских ворот до монастыря, где была приготовлена могила.

И вот начал служить епископ торжественную мессу, и благоговейно внимал народ пению хора. Между тем язычники растеклись повсюду, да так, что христиане не почуяли обмана. Наконец закончилась месса, и епископ приказал опустить тело в могилу.

Тут бросились внезапно норманны к носилкам, яростно взывая друг к другу, что не может он быть похоронен! Как громом пораженные, стояли христиане. И вдруг спрыгнул Хастинг с носилок, выхватил сверкающий меч из ножен, бросился на несчастного епископа, сжимавшего в руках богослужебную книгу, и поверг его, также и графа!

Норманны быстро перегородили церковные ворота, и тут началось ужасающее избиение и истребление безоружных христиан. Затем бросились они по улицам, повергая каждого, кто пытался защититься. И войско от кораблей также устремилось через широко открытые ворота и вмешалось в бушующую резню. Наконец, завершена была кровавая работа, полностью истреблен крещеный люд. Кто остался в живых, в цепях повлачился на корабли.

Тут похвалялся Хастинг со своими и думал, что разграбил он Рим, столицу мира. Хвастался он, что теперь всем миром обладает, взяв город, который он считал Римом, властелином народов. Однако, когда он узнал, что это не Рим, пришел он в ярость и воскликнул: «Так разграбьте всю провинцию и сожгите город; тащите добычу и пленных на корабли! Люди здесь должны почувствовать, что мы побывали в их стране!»

Так вся провинция была разгромлена и лютыми врагами огнем и мечом опустошена. После этого нагрузили язычники корабли добычей и пленными и вновь поворотили носы своих судов к державе франков» (25).

Понятно, что при таких географических познаниях, викинги с Запада до Византии так и не доплыли. К тому же они цеплялись на своём пути за Италию. Норманны стали серьезной угрозой для греков лишь в следующую эпоху и это уже были не обычные викинги, а нормандцы во главе с Робертом Гвискаром, обосновавшиеся в первой половине XI века на Сицилии и начавшие терроризировать Византию, в надежде её завоевать (26).

Вильгельм Бастард покорил Англию, Роберт Гвискар и его сыновья мечтали покорить Константинополь. Завоевания не получилось, но кровушки нормандцы с Сицилии попили у греков изрядно и именно они ответственны за ослабление Византии, которое привело к её падению в 1204 году.

Значительно более коротким был другой, восточный путь из Скандинавии в Константинополь. Он лежал через «русский перешеек», как его именует Фернан Бродель – важнейшую систему речных артерий, связывающую Север и Юг Европы наряду с «французским перешейком» (системой Рона-Рейн/Маас/Сена) (27).

Путь по Неве, Волхову и Днепру был самым простым путем попасть из Швеции или Дании в Византию и так или иначе поживиться от её богатств – пограбить, поторговать, заработать в качестве наемника. Однако в отличие от моря, которое было пустынно и где викинги с легкостью ориентировались и плавали на дальние расстояния, русские реки были довольно плотно для глухих уголков раннесредневекового мира заселены славянами.

Грабить славян так, как можно было грабить монастыри Англии или Ирландии и города Германии и Франции, было бессмысленно. Во-первых, золота и шелков у них почти не было, а во-вторых, они могли дать викингам адекватный отпор в их же стиле. Славянские дружины с острова Рюген или воинства ободритов не сильно отличались от викингов ни экипировкой, ни свирепостью и могли дать сдачи в ответ.

Более того, высказано предположение, что именно славянская колонизация восточной Европы перекрыла скандинавам прямой путь с их полуострова на юг, к границам Римской Империи. Пройти «готским путем» скандинавы уже не могли и им пришлось всерьез заняться мореплаванием (28).

Однако викинги и славяне прекрасно дополняли друг друга в одном отношении. Викинги были гениями стратегического мореплавания. Славяне – прекрасно адаптировались к речному и озерному ландшафту.

Вместе славяне и скандинавы могли добиться невозможного – превратить реки континентальной Русской Равнины, тянущейся на тысячи километров, в такой же удобный и быстро проходимый путь в Византию (а заодно и на Восток), как и море. «У некоторых арабских географов сформировалось представление, будто Балтийское и Черное моря непосредственно соединены морским проливом» (29).

Славяно-скандинавский синтез создал уникальную русскую хозяйственно-культурную адаптацию – способность к стратегическому рекоплаванию. Русские могли двигаться по реке как по морю на дальние и сверхдальние расстояния, что блестяще показала эпопея с покорением Сибири.

В 1581 году Ермак начал свой Сибирский поход, а уже в 1649 году Семен Дежнев прошел будущим Беринговым проливом. Комбинируя речные пути, волоки и арктические морские пути, русские дошли до самого края земли. Первым плодом этого синтеза был Путь из Варяг в Греки. Именно «в Греки», а не куда-нибудь еще.

Североевропейская по своей исторической природе, Русь с самого начала, с первых своих шагов формировалась именно в византийской культурной рамке. Первое упоминание росов в истории – Бертинские анналы, 839 год (30). К франкскому императору Людовику I Благочестивому в Ингельгейм из Константинополя с сопроводительным письмом от императора Феодосия приходят послы «народа Рос», чей правитель зовется «хаканом».

После допроса они оказываются шведами и Людовик их задерживает, опасаясь, что они норманнские разведчики. Обратим внимание на диспозицию – росы приходят из Константинополя, где их явно встречали дружественно, на Западе их немедленно воспринимают как врагов и поступают с ними неласково.

Первое знаменитое историческое деяние «росов» – это поход на Константинополь в 860 году, до смерти перепугавший греков, которые, однако, сумели с «росами» договориться и даже прислали к ним для крещения епископа.

«Ставший для многих предметом многократных толков и всех оставляющий позади в жестокости и кровожадности, тот самый так называемый Рос, те самые, кто поработив окрест них и оттого чрезмерно возгордившись – подняли руки на саму Ромейскую державу!

Но ныне и они переменили языческую и безбожную веру, в которой пребывали прежде, на чистую и неподдельную религию христиан, сами себя поставив в ряд подданных и гостеприимцев вместо недавнего разбоя и великого дерзновения против нас… приняли они у себя епископа и пастыря и с великим усердием и старанием предаются христианским обрядам» – пишет в 867 году в Окружном послании» Патриарх Фотий (31).

C самого своего рождения Русь оказалась под облучением именно византийского Христианства. Первый поход росов на Константинополь в 860 году описан в проповедях патриарха Фотия и последующее «первое крещение Руси» — дело его рук.

Патриарх Фотий – величайший человек своего времени, обширно образованный (ему принадлежит, в частности, труд «Мириобиблион» – каталог сотен прочитанных им книг древних и византийских авторов), прекрасный оратор, мудрый государственный деятель, тонкий богослов (32).

Фотия в западной традиции и по сей день воспринимают с неприязнью, поскольку именно он вывел на конуцептуальный уровень спор с Римской Церковью о догмате filioque и о первенстве Папы. Его считают «виновником» разрыва между Западом и Востоком.

И хотя это, конечно, преувеличение, историческая роль Фотия огромна, в частности потому, что он был инициатором активного обращения Византии к проповеди среди окрестных языческих народов – миссии Кирилла и Мефодия, обращения росов.

Когда русы клялись при заключении мира с Византией в 944 году, то уже часть дружины князя Игоря клялась по языческому обычаю, а часть приводили к присяге в киевской церкви Святого Ильи, причем эти христиане были варягами (33). Двое таких варягов позднее погибнут и станут мучениками, когда князь Владимир попытается завести в Киеве человеческие жертвоприношения.

Единственная попытка скорректировать религиозный выбор в пользу Запада принадлежит княгине Ольге. В 957 году она посещает Константинополь, причем её принимают как христианку греческого обряда. Но в 959 году, очевидно – недовольная итогом своих переговоров с Византией, Ольга прислала послов к германскому императору Оттону с просьбой прислать для её земли священников.

В ответ была снаряжена миссия каноника Адальберта, поставленного по сему случаю «епископом ругов». Адальберт долго и трудно добирался из Южной Германии через Чехию, Краковы и Волынь (позднее этот путь станет регулярным торговым путем «Из Немец в Хазары».

Но прибыв в Киев, Адальберт обнаружил, что ему там не рады. Одни исследователи считают, что передумала сама Ольга, другие, что немцы своим оскорбительным поведением настроили против себя киевлян, третьи, что прибытие напористых миссионеров, одинаково чуждых и язычникам, и христианам греческого обряда спровоцировало переворот против Ольги и переход власти к Святославу.

Адальберт едва унес с Руси ноги, а некоторые из его спутников погибли (34).

Так или иначе, это была единственная попытка маневра между Западной и Восточной Церквями, предпринимавшаяся Русью. Она стала основой для дальнейшего самоопределения Руси по отношению к латинству: «отци наши сего не прияли суть» – отвечает Владимир папским послам в рассказе о выборе веры.

Явно здесь имеется в виду решение отца Владимира – Святослава прогнать Адальберта. В отличие от Болгарии и Сербии, которые маневрировали между Римом и Константинополем годами и десятилетиями, Русь определилась с выбором сразу (35).

И решающую роль сыграл тут, полагаю, именно пространственный фактор. Ближайшие развитые западные культурные центры были от Руси бесконечно дальше, чем находившийся, практически, на расстоянии вытянутой руки Константинополь (а Херсонес и Болгария были еще ближе).

Русь описывается, воображается, культурно структурируется именно в византийском культурном пространстве. Скажем наш главный источник по путешествиям русов в Царьград и полюдью – трактат «Об управлении империей» Константина Багрянородного, императора, принимавшего у себя княгиню Ольгу (36). Для византийцев Русь очень скоро становится северной окраинной, частью своего пространства.

Напротив, для жителя Западной Европы XI века Киев – это Греция. «Киев – достойный соперник Константинопольской державы, славнейшее украшение Греции» (37). Согласно географическим представлениями немецкого хрониста, как резюмирует А.В. Назаренко, «Ruzzia=Graecia» (38).

Библиография

25. Цит по: Славяне и скандинвы. М.: «Прогресс», 1986. сс.44-46 [http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=685840]
26. Норвич, Джон. Нормандцы в Сицилии. Второе нормандское завоевание. 1016-1130. М.: «Центрполиграф», 2005 [http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=2434559]
27. Бродель, Фернан. Что такое Франция? Кн. Первая: Пространство и история. М.: «Издательство им. Сабашниковых», 1994. с. 232
28. «Оказались перерезанными сложившиеся пути из Скандинавии на юг. Связи по Одеру и Висле с Подунавьем и Балканами, прежде всего с Византией, теперь осуществлялись в иных условиях по сравнению с существовавшими в первые столетия н. э…. Торговые связи Скандинавии с Нижним Подунавьем в середине VI в. прервались или были по меньшей мере резко ограничены. Эти исторические изменения были связаны с началом государственной организации и ростом военной мощи, строительством довольно крупных оборонительных систем, установлением верховного права на определенные территории. Требовалось время для того, чтобы скандинавы освоились с этими изменениями, произошедшими к югу от Балтийского моря, и смогли установить какие-то отношения с правителями славянских племен и племенных государств» (Славяне и скандинавы… с. 24). См также: Лебедев Г.С. Эпоха викингов в Северной Европе и на Руси. СПб.: «Евразия», 2005 – это, видимо, лучшая историко-археологическая монография на русском языке, посвященная викингам [http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=2281650].
29. Славяне и скандинавы… с. 40 Впрочем чаще всего арабские географы называли связывающую Балтику и южные моря артерию «Река Славян» или «Русская Река». См. Джаксон Т.Н., Калинина Т.М., Коновалова И.Г., Подосинов А.В. «Русская река»: Речные пути Восточной Европы в античной и средневековой географии. М.: Языки славянских культур: Знак, 2007 [http://dgve.csu.ru/bibl/Russkaia_reka_2007.shtml]
30. Древняя Русь в свете зарубежных источников. Хрестоматия. Т. 4. Западноевропейские источники. М., 2010 сс. 17-21
31. Кузенков П.В. Поход 860 г. на Константинополь и первое крещение Руси в средневековых письменных источниках // Древнейшие государства Восточной Европы: 2000 г.: Проблемы источниковедения. М.: «Восточная литература», 2003 с. 75 [http://dgve.csu.ru/arkhiv/DGVE_2000.shtml]
32. О нем см. Лемерль, Пьер. Первый византийский гуманизм. Замечания и заметки об образовании и культуре в Византии от начала до Х века. СПб.: «Своё издательство», 2012 сс. 259-300. Классическая книга Франтишека Дворника «The Photian schizm», Cambridge University Press, 1970 на русский, к сожалению не переведена, но легко доступна в английском издании [http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=3548003].
33. «Заутра призва Игорь слы и приде на холм кде стояше Перун и покладоша оружье свое и шит и золото и ходи Игорь роте и люди его елико поганых Руси, а хресиянскую русь водиша к роте в церкви святого Ильи яже есть над ручаем конец Пасыноче беседы и Козаре се бо бе соборныя церкви мнози бо беша Варязи хрестиани» (ПСРЛ. Т.1. Лаврентьевская летопись. стб. 54)
34. Подробней см.: Карпов, Алексей. Княгиня Ольга. М.: «Молодая Гвардия», 2011 сс. 216-242 [http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=4376367]
35. О метаниях Болгарии и Сербии между Римом и Константинополем см. Дворник, Франтишек.Славяне в европейской истории и цивилизации. М.: «Языки славянской культуры», 2001 сс. 124-159 [http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=1864963]
36. Константин Багрянородный. Об управлении Империей. М.: «Наука», 1991 [http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=4517231]
37. Древняя Русь в свете зарубежных источников. Хрестоматия. Т. 4. Западноевропейские источники. М., 2010 с. 129
38. Древняя Русь в свете зарубежных источников. М.: «Логос», 2003 сс.274-277

(Продолжение следует)

Видео на канале YouTube "Авторы ЗдравствуйРоссия.Рф"

Интервью, доклады и выступления Е.С. Холмогорова



Комментарии:

Для добавления комментария необходима авторизация.