Авторизация


На главнуюКарта сайтаДобавить в избранноеОбратная связьФотоВидеоАрхив  

Фотопортрет князя Николая Дмитриевича и княгини Марии Павловны Долгоруковых (фрагмент). 1890-е гг.
Источник: Яндекс картинки
08:36 / 22.02.2021

Служение Отечеству и Земству
Ревнитель Земской идеи в русском обществе того времени, Н.Д. Долгоруков видел в образовании, здравоохранении, развитии сельского хозяйства, всего земского хозяйства существенную, если не основную, предпосылку для мощного рывка России в будущее, достижения ею лидирующего положения среди других европейских государств. Именно поэтому он добивался всеобщего просвещения земских сословий

Именно так в обобщённом плане можно представить большой общественный и нравственный подвиг князя Николая Дмитриевича Долгорукова (1858—1899), статского советника, Черниговского губернского предводителя дворянства, выпускника Императорского Московского университета.

Ключевым моментом в его биографии было решение отказаться от столичных благ и всецело посвятить себя земскому делу, навсегда связав с ним свою судьбу, жизненные помыслы и устремления.

В то время (впрочем, как и практически во все другие времена) люди его возможностей и достатка в массе своей выбирали иную стезю, связанную с активной столичной и европейской жизнью, с суетой вокруг Императорского Двора, всецело погружаясь в элитарное пространство общества.

Долгоруков принял для себя и своей семьи совершенно иную миссию. Переехав в имение своей супруги — княгини М.П. Голицыной — в село Великая Топаль Новозыбковского уезда Черниговской губернии, он сосредоточил свои усилия на решении задач местного самоуправления.

Ревнитель Земской идеи в русском обществе того времени, Н.Д. Долгоруков видел в образовании, здравоохранении, развитии сельского хозяйства, всего земского хозяйства существенную, если не основную, предпосылку для мощного рывка России в будущее, достижения ею лидирующего положения среди других европейских государств.

Именно поэтому он добивался всеобщего просвещения земских сословий, независимо от принадлежности, вкладывал собственные средства в строительство школ, гимназий и ремесленных училищ, многие из которых сохранились и поныне, сам посещал школы, заботясь о качестве народного образования, поддерживал земских учителей и их семьи.

Именно поэтому Долгоруков участвовал в строительстве уездных и губернских больниц, поддерживал земских докторов, заботился об их квалификации, а также о том, чтобы лечебные учреждения были снабжены необходимыми медикаментами и оборудованием.

Именно поэтому он создал сельскохозяйственное техническое училище в Новозыбкове, где готовились специалисты для местных нужд, причём это учебное учреждение, не меняя своего профиля, сохранилось до сих пор.

Вот как Долгоруков оценивал земство в своём обращении к гласным Черниговской губернии: «Земство много уже сделало для упорядочения русской жизни; я твёрдо верю в его будущность, в его будущие заслуги для нашего Отечества.

Местному самоуправлению, его здоровому и правильному развитию я придаю такое важное значение, что не верить в будущность земства равносильно для меня отсутствию веры в будущность России».¹

Н.Д. Долгоруков был не только благотворителем и меценатом на ниве местного самоуправления. Он был активным земским деятелем, весьма достойно представлявшим своё дворянское сословие на губернском и уездном уровнях.

Он занимал довольно крупные и хлопотные должности в системе местной власти. Несколько лет Долгоруков был уездным мировым судьёй.

Институт мировых судей в то время был сложной и слабо проработанной законодательно инстанцией, в которой конфликты разрешались не столько по формальным законам, сколько по совести и обычаю. Ведь мировой суд не был коллегиальным.

Мировой судья отправлял правосудие один, а значит должен был соединять в себе компетенции примирителя, следователя, поверенного, судьи, нотариуса и судебного пристава.

Неслучайно в «Основных началах судебных преобразований», документе, выпущенном Императорской Канцелярией в 1861 году, оговаривалось, что «мировой судья... составляет отступление от общего правила».

Таким образом, компетентный мировой судья — это человек, который не только имел серьёзное образование и широкий кругозор, но и знал местные традиции, обладал здравым житейским опытом и благожелательным отношением к людям.²

Именно такой личностью, по свидетельствам современников, и был князь Н.Д. Долгоруков, чрезвычайно ответственно относившийся к своим обязанностям.

Князь Долгоруков неоднократно избирался председателем Новозыбковского уездного и Черниговского губернского земских собраний.

Согласно «Положению о земских губернских и уездных земских учреждениях», эти собрания обладали распорядительной властью в отношении других земских структур.

Они избирали земские управы, которые были подотчётны им, утверждали земский бюджет, рассматривали практически все вопросы, касающиеся местной жизни. Собрания были весьма разнообразные по своему составу, и ими было управлять довольно сложно.

Кроме того, законодатель весьма жёстко регламентировал время проведения земских собраний. Надо было уложиться в этот краткий период.

Поэтому от председателя требовались не только отменные качества лидера, чьё авторитетное слово способно успокоить горячие головы гласных, но и опыт управленца, способного исполнить повестку дня собрания.

Судя по тому, что предпочтение гласных неизменно отдавалось Н.Д. Долгорукову, он всецело справлялся с данными задачами.

И всё же позиция предводителя дворянства, сначала уездного, а затем и губернского, составляла особый почёт, импонировала князю, при всех его предпочтениях всесословности в земских делах.

Дворянство как социальное сословие и субъект экономической жизни (и в этом не было исключением дворянство Черниговской губернии) в тот период пребывало в состоянии если не упадка, то глубокого кризиса.

После крестьянской реформы 1861 года число помещиков из дворянского класса стало стремительно уменьшаться. В экономике всё более утверждал себя нарождавшийся класс буржуазии.

Попытки коронной власти спасти положение через созданный дворянский банк, кассы взаимопомощи и так далее не были эффективными. Дворяне вытеснялись из землевладения богатеющими крестьянами.

Обеднение дворянства было большой проблемой в том числе и на уровне губерний и уездов.

И в этих непростых условиях дворяне Новозыбковского уезда и Черниговской губернии доверили роль своего предводителя князю Долгорукову. Конечно же, это высокая оценка его личностных и деловых качеств.

Следует сказать, что дворянство как социальное сословие, утвердившееся после издания Екатериной Великой Жалованной грамоты 1785 года, стало со временем очень мощной корпорацией, которая служила надёжной опорой самодержавию.

Императив служения Государю и Отечеству был главным нравственным принципом сословия. Те, кто отступал от него, подвергались остракизму.

В лучшие свои десятилетия это была настоящая элита русского общества, которая задавала тон практически во всех сферах жизни, будь то культура, наука, хозяйственные дела, военная и гражданская государственная служба.

Дворяне в массе своей имели возможность получать самое достойное для того времени образование, которое было одним из лучших европейских, они имели возможность приобщиться к вершинам мировой культуры, в отличие от других сословий.

Они имели исключительное право на ключевые позиции гражданской и военной службы.

Н.Д. Долгоруков, увы, не застал время расцвета дворянского сословия. Период его предводительства в дворянских собраниях Новозыбковского уезда и Черниговской губернии падает на закат дворянской корпорации.

Скорее всего, дворяне уезда и губернии увидели в князе Долгорукове лидера, который мог в это трудное для них время как минимум смягчить те кризисные обострения, которыми сопровождалось перераспределение земельной и иной собственности.

А именно этот процесс приводил к массовому обеднению дворянства. И Долгоруков вплоть до ухода из жизни оставался верен взятым на себя обязательствам.

Причём не только как лидер местной дворянской корпорации, но и как благотворитель, за счёт собственных средств оказывавший помощь тем, кто попал в нужду.

Понятно, что общественная активность князя Н.Д. Долгорукова пришлась на конец позапрошлого века. Некоторые могут сказать: «дела давно минувших дней, преданье старины глубокой». И ошибутся.

Дело в том, что традиция общественного служения, как и любая другая подлинная традиция, укоренена в сознании, является неотъемлемой частью исторической памяти народа.

Даже если она оказалась, в угоду политической конъюнктуре или исторической случайности, прерванной.

В связи с этим вспоминаются слова Николая Бердяева о нации, которые близки и нашей теме: "В воле нации говорят не только живые, но и умершие, говорит великое прошлое и загадочное ещё будущее.

В нацию входят не только человеческие поколения, но также камни церквей, дворцов и усадеб, могильные плиты, старые рукописи и книги. И, чтобы уловить волю нации, нужно услышать эти камни, прочесть истлевшие страницы.³

Примечание:

1. Цит. по: Маяк, 1999, 4 ноября.
2. См.: Шахрай С.М., Краковский К.П. Суд скорый, правый, милостивый и равный для всех. М., 2014. С.138 — 139.
3. Бердяев Н.А. Философия неравенства. М., 1990. С.101.



Комментарии:

Для добавления комментария необходима авторизация.