Авторизация


На главнуюКарта сайтаДобавить в избранноеОбратная связьФотоВидеоАрхив  

Портрет Маргариты Павловны Тучковой (фрагмент). XIX век
Автор: Неизвестный автор XIX века
Источник: Яндекс картинки
11:50 / 27.02.2021

Пример любви и верности
Первого сентября 1812 года, в день своих именин, Маргарита Михайловна узнала о смерти мужа: генерал Александр Тучков пал во время знаменитого Бородинского сражения. Ее горе было столь сильным, что родные опасались не только за здоровье, но и за её рассудок. В момент гибели мужа Маргарите было всего 32 года. До своего смертного часа она осталась верна памяти мужа

Удивительная судьба Маргариты Тучковой (1780-1852)

«Бог есть любовь» (1Ин. 4,8).

Трогательную любовь генерал-майора Александра Алексеевича Тучкова, героя Отечественной войны 1812 года, и его жены Маргариты Михайловны1 современники называли «любовью века».

Маргарита Тучкова прожила в браке с Александром всего 7 лет, но этого срока хватило, чтобы после героической гибели мужа продолжать любить его еще 40 лет – до самой смерти.

Маргарита Михайловна родилась 2 января 1780 года в аристократической семье: ее отец, Михаил Петрович, принадлежал к старинному боярскому роду Нарышкиных, из которого некогда вышла Наталья Кирилловна, мать Петра I. Варвара Алексеевна, мать Маргариты, происходила из знатного дворянского рода Волконских.

Натура романтичная, увлекающаяся, Маргарита обладала хрупкой нервной системой. В детстве в семье её прозвали Огоньком, а позже за любовь к храму, молитвам и постам мать называла ее «моя монашенка».

С ранней юности, одаренная замечательным голосом, Маргарита славилась удивительной музыкальностью.

Получила прекрасное домашнее образование, в совершенстве владела французским, немецким и итальянским языками, а любовь к чтению дала ей некоторые познания в области ботаники, медицины, географии.

Высокая, хорошего сложения, с бледной, но прекрасной белой кожей, с живыми зелеными глазами, она обладала необычайной энергией.

В 16 лет по настоянию родителей Маргарита вышла замуж за Павла Ласунского, сына генерал-поручика. Семейная жизнь Маргариты началась весьма драматично: муж оказался непорядочным человеком, и неудачный брак закончился разводом.

Еще в пору первого замужества она встретила блестящего офицера Александра Алексеевича Тучкова. Маргарита полюбила его с первого взгляда, «не знала сна», и это неудивительно, так как её возлюбленный был благороден, храбр и очень красив.

Все современники сходились во мнении: «Редко в ком внешние и внутренние достоинства сочетаются в такой абсолютной гармонии, как в молодом Тучкове». При первой же встрече с Маргаритой он понял, что это именно та женщина, которую он давно искал.

Узнав о разводе, Тучков посватался к ней, но получил отказ: родители опасались нового неудачного брака дочери. В 1801 году, расстроенный отказом, Александр оставил военную службу и уехал заграницу, «желая усовершенствовать познания свои и ознакомиться с европейскими государствами».

Узнав о решении родителей не выдавать ее замуж за Тучкова, она слегла в горячке, от которой оправилась лишь после получения от него письма с признанием в любви и стихов, каждая строфа которых заканчивалась словами: «Кто владеет моим сердцем и кто волнует его? – Прекрасная Маргарита».

Это письмо она хранила до конца жизни. Маргарита тяжело переживала разлуку с любимым. Александр также хранил её нежный облик в своем сердце все четыре года, пока длилась их переписка.

В 1805 году, когда Маргарите исполнилось 25 лет, она получила наконец-то согласие родителей на брак с Тучковым2. В «Записках» С.Н. Глинки читаем: «Какою очаровательною жизнью цвели тогда сердца молодых супругов! И как они были достойны друг друга!»

По преданию, в самый день венчания произошло событие: под ноги новобрачной бросился нищий с криком: «Мать Мария! Возьми посох!» Слова его оказались пророческими: через много лет при постриге она получила имя Мария, а Московский митрополит Филарет3 вручил ей посох как игуменьи Спасо-Бородинского монастыря.

Начался счастливый, но очень короткий период ее замужней жизни. Маргарита самозабвенно любила своего мужа, восхищалась его храбростью и славой. После бракосочетания около года счастливые супруги жили в тульском имении. Тучков подал рапорт об отставке, но царь его просьбу отклонил.

Примерно через год у Тучковых родился первенец - сын Михаил, к которому была приставлена няня – француженка мадам Тереза Бувье, впоследствии никогда не разлучавшаяся с Маргаритой до самой своей смерти. С рождением сына Тучкова почувствовала себя особенно счастливой.

В 1806 году сложилась очередная антифранцузская коалиция. Пруссия начала войну с Францией. Выполняя союзнические обязательства, Россия послала свою армию в Восточную Пруссию. В конце 1806 года отправился в поход против французов и полковник Александр Тучков.

9 января 1807 года он был назначен шефом Ревельского пехотного полка. В том же году Тучков участвовал в боях при Фридланде. После Фридландского сражения Александр писал своему брату Николаю: «Невзирая на ядра, картечи и пули, я совершенно здоров… Счастье вывело меня невредимым из боя».

Некоторые авторы пишут, что Маргарита в течение всей французской кампании находилась при муже, не желая расставаться с ним. Но это ошибочное суждение, так как, во-первых, женам военных не разрешалось участвовать в походах, а, во-вторых, Тучкова не могла оставить крохотного сына и следовать за мужем.

В июле 1807 года война с Францией закончилась Тильзитским миром. Всего полгода супруги Тучковы были вместе, наслаждаясь семейным счастьем.

В феврале 1808 года началась русско-шведская война, которая велась в основном на территории Финляндии, и Тучков со своим полком выступил в Финляндию, где принимал участие в боевых действиях, за что получил звание генерал-майора.

Маргарита Михайловна свято верила, что Александр послан ей Богом, и дорожила каждым часом, проведенным с ним. Не в силах быть с мужем в долгой разлуке,

3 апреля 1809 года она написала военному министру графу А.А. Аракчееву: «В надежде на хорошее расположение Вашего Сиятельства к отцу моему беру на себя смелость утруждать Вас покорнейше моею просьбою.

Не видясь с мужем моим другой уже год, желала бы испросить дозволения ехать, хотя на короткое время, где он находится»4. Аракчеев не взял на себя смелость дать подобное разрешение и обратился к царю за советом.

Царь наложил резолюцию: «Командующему 4 корпуса генерал-лейтенанту князю Багратиону:

«Пусть Тучковы будут вместе. Они ставят себя и чувства свои на публичное испытание самым страшным – войной. Любовь есть сила, Богом даруемая. Мне ли стоять плотиной против мужества духовного дерзновения!»

Получив положительный ответ, Маргарита без промедления отправилась к мужу в Финляндию, чтобы разделить с ним все трудности военной жизни.

Спустя несколько лет в записках к сыну Николаю, которые она вела для него, она напишет: «Когда-нибудь ты увидишь, сколько чувство, соединяющее нас, усилилось с тех пор, как мы вступили в брак… Чтобы не расставаться с твоим отцом, я подвергалась трудности тяжких переходов…».

Сохранилось письмо (без даты), в котором Тучковы приглашают мадам Бувье приехать к ним погостить в финский город Або. В нем Маргарита писала: «Я так несчастна, потеряв моего Мишо».

Александр в приписке добавляет: «Маргарита очень несчастна. Приезжайте ее утешить… Маргарита, которую я люблю как никогда, остается безутешной»5. Точная дата смерти младенца Михаила («Мишо») неизвестна.

Видимо, он умер в возрасте 2-3-х лет. Неизвестно и место его смерти. Можно предположить, что малыш умер в России, и убитая горем мать поехала к мужу за моральной поддержкой и утешением. В противном случае она взяла бы с собой в поездку и няню ребенка.

5(17) сентября 1809 года между Россией и Швецией был заключен мирный договор. Следовательно, Маргарита Михайловна прожила с мужем в Финляндии с апреля по сентябрь – около полгода.

Не связанная заботами о маленьком сыне, которого она, думается, похоронила в России, она со всей страстью начинает помогать раненым. Своими добрыми делами она заслужила уважение солдат. Она ухаживала не только за русскими, но и за шведскими ранеными.

Главнокомандующий русской армией Буксгевден в своих донесениях из Финляндии писал о Тучковой: «Солдаты называют её своим ангелом-хранителем». В ее лице впервые в русской армии появилась сестра милосердия.

В апреле 1811 года у супругов Тучковых родился сын Николай. Перед войной 1812 года бригада генерала Тучкова располагалась на западной границе под командованием его брата Николая.

Тучковы жили в Вильно, о чем свидетельствует дошедшее до наших дней письмо отца Маргариты, Михаила Петровича Нарышкина, от 23 ноября 1811 года, посланное им в Вильно6. Генерал Тучков снова подал рапорт об отставке и снова получил отказ.

Земное счастье очень зыбко, призрачно, зависит только от Бога, а потому Церковь призывает нас любить Бога, ибо счастье только в жизни с Ним. Так и семейному счастью Тучковых суждено было скоро окончиться.

Когда в 1812 году войска наполеоновской Франции вторглись в Россию, Ревельский полк, которым командовал генерал Александр Тучков, получил приказ выступить к Смоленску, и Маргарита Михайловна отправляется с сыном к родителям в Москву.

Накануне расставания Тучков отдал жене на сохранение всю утварь походной церкви, в том числе икону Спаса Нерукотворного. Примерно за год до этого события Маргарите приснился кошмарный сон.

Она видела висящую над ней рамку и кровавыми буквами написанные на ней слова по-французски: «ton sort finira à Borodino» («Твоя участь кончится в Бородино»). От ужаса она проснулась.

Желая успокоить жену, Александр Алексеевич пытался найти на карте населенный пункт с таким названием, но безуспешно, а потому Тучковы успокоились.

Факт этого сна подтверждает сама Маргарита в письме к митрополиту Филарету от 2 октября 1828 года: Слова «беспрестанно раздаются в памяти моей так, как некогда во время счастия: «ton sort finira à Borodino» («Твоя судьба кончится в Бородино»), - раздалось в душе и томило ее до события ужасного»7.

Первого сентября 1812 года, в день своих именин, Маргарита Михайловна узнала о смерти мужа: генерал Александр Тучков пал во время знаменитого Бородинского сражения. Ее горе было столь сильным, что родные опасались не только за здоровье, но и за её рассудок.

Временами она впадала в бредовое состояние, уверяя, что ее муж не убит, а попал в плен. Впоследствии Маргарита опишет свое душевное состояние в записках к сыну: «Я не помню, что сталось со мной при этом известии: пускай другие тебе об этом расскажут…»

Однажды холодной ночью ее нашли в лесу: в легкой ночной рубашке она с фонарем в руках искала своего мужа.

17 октября наполеоновская армия оставила Можайск, и появилась возможность начать поиски тела мужа.

В конце октября Тучкова нашла в себе силы отправиться на Бородинское поле в надежде отыскать и предать земле тело любимого мужа, захоронив его по христианскому обычаю, исполнив тем самым последний долг супружеской любви.

Безутешная вдова долго искала останки супруга на поле битвы, представлявшем собой огромное кладбище, усеянное десятками тысяч павших. Иеромонах Иосаф из можайского Лужецкого монастыря сопровождал её и творил над павшими воинами заупокойные молитвы.

Многочасовое хождение по полю сражения среди 90 тысяч убитых было напрасным. После посещения Бородинского поля с ней был сильный нервный припадок.

В 1848 году она рассказала о пережитом писателю Андрею Муравьеву: «Напрасно через несколько недель после сражения обежала я со старцем Можайского монастыря Иоасафом всё побоище, когда еще не зажигали на нем страшные костры для сожжения всех его трупов.

Отчаяние мне придавало силы; быстро прошла я всё пространство от Бородино до Колоцкого монастыря и даже не почувствовала усталость десятиверстного пути…»8

Маргарита постоянно ощущала невидимое присутствие Александра. В надежде, что ее муж жив и находится в плену, она прожила целый год. Затем ей пришлось признать трагическую реальность его смерти.

В момент гибели мужа Маргарите было всего 32 года, и она при желании могла бы снова выйти замуж, не вызвав этим поступком осуждение общества. Но она до своего смертного часа осталась верна памяти мужа.

Глубоко скорбя о своей потере, она решила увековечить память Александра и дала обет построить церковь на месте его гибели, которое ей указал на походной карте друг Тучкова.

В сентябре 1816 года вдова обратилась за помощью к Александру I: «Потеряв обожаемого мною супруга на поле чести, я не имела даже утешения найти останки его… Ни в чем другом отрады не нахожу, как в предприятии соорудить храм на том священном для меня месте, где пал супруг мой.

Но я своих денег более не имею, как десять тысяч рублей, чтоб собрать сию сумму, я отказывала себе в нужном, доказательством тому служит то, что я живу под соломенным кровом и не имею нигде другого собственного пристанища.

Число денег моих столь незначительно, что если Ваше Императорское Величество не подаст мне руку помощи, я должна буду с прискорбием оставить намерение мое».

Император не только дал разрешение на возведение церкви, но и пожертвовал 10 тысяч рублей на благое дело. Чтобы привести замысел в исполнение, ей пришлось расстаться с драгоценностями и продать часть своей собственности.

В 1818 году Маргарита Михайловна начала строить Храм Спаса Нерукотворного.

В течение двух лет строительства она курсировала между стройплощадкой и домом в Москве. В Бородино она жила в построенном недалеко от храма скромном домике. В 1820 году каменная церковь во имя Всемилостивого Спаса была освящена.

Маргарита Михайловна лично внесла в церковь полковую икону Ревельского полка – образ Спаса Нерукотворного. В храме был поставлен белый мраморный крест, на темном подножии которого выбиты слова: «Помяни Господи во царствии Твоем Александра на брани убиеннаго».

Храм, возведенный Тучковой, был первым памятником героям Бородинской битвы, в который было вложено вдовой много любви и скорби.

По решению Духовной консистории церковь числилась приделом Рождественской церкви села Бородино, и «оной церкви священником с причтом совершено было в ней по покойном господине Тучкове поминовение».

Но с гибелью Александра их духовная связь не прервалась. В душе Маргариты Михайловны продолжала жить любовь к нему и скорбь из-за тяжелой утраты.

Она обращается к маленькому сыну в дневниковых записках: «Сердце мое почуяло Бога, и я научилась покорности; но рана моя не заживала никогда…

Да поможет тебе небесное милосердие воспитать в твоем сердце все добродетели твоего отца. Твой отец! При этом имени все существо мое потрясается. Ты не знаешь, милое дитя мое, что мы потеряли в нем и сколько страдает твоя мать с тех пор, как лишилась этого друга сердца моего»9.

Перед полковой иконой Спаса Нерукотворного она учила сына молиться за убиенного отца.

Но несчастную женщину ждали новые тяжкие испытания. В 1825 году умер ее отец, в 1826 году по делу декабристов был арестован и сослан в Сибирь ее брат – полковник М.М. Нарышкин, и в том же году умер от скарлатины 15-летний сын, бывший ее единственной радостью в жизни.

Она похоронила его в склепе построенной ею церкви, рядом с символической могилой мужа. Смерть сына повергла ее в отчаяние, она пережила глубокий духовный кризис. В 1827 году скончалась мать. Горе от потерь близких сразило Тучкову.

Маргарита Михайловна так страдала, что кричала по ночам от безысходности, не находила в себе сил продолжать нести тяжелый жизненный крест.

Измученная скорбями, вдова обратилась за духовной поддержкой к святителю Филарету. Московский митрополит Филарет помог ей выйти из состояния отчаяния и обрести утраченный смысл жизни.

Он назвал характер ее скорби «нехристианским»: «Наше продолжительное и тяжкое сетование не только не богоугодно, но даже бывает грешно… Не грешно мыслить, что, может быть, Вы избраны орудием для утешения тысячи страждущих»10.

Святитель убедил её, что её боль – лишь частица общей боли: ведь кругом столько горя, столько несчастных вдов и сирот, потерявших, как и она, в Бородинском сражении мужей и отцов.

После смерти сына Тучкова приняла решение переселиться в Бородино. Здесь она начала вести благочестивый образ жизни. Рано встав, она спешила в церковь, где пела в хоре.

Она писала подруге:

«Не могу сообщить никаких подробностей о себе: день походит на день. – Утреня, обедня, потом чай, немного чтения, обед, вечерня, незначущее рукоделье, а после короткой молитвы долгая ночь, вот вся жизнь. Страшно умереть, - вот предмет для размышления. Милосердие Господне, его любовь, вот мое упование, тем и кончу»11.

Стараясь побороть в себе отчаяние, она постепенно приобретала христианское смирение, предалась Божией воле, и милосердный Господь послал ей утешение:

смысл жизни Маргарита Михайловна видела теперь в служении Богу и людям, в самопожертвовании, в милосердии и любви к ближним, и в смиренной душе постепенно водворился мир.

Маргарита Михайловна помогала всем, кто обращался к ней за помощью и молитвой, и человеческим участием, и добрым словом. Она давала пристанище бездомным, раздавала деньги странникам и окрестным беднякам, заботилась о больных, как это делала во время шведской кампании.

Всю силу любви она отдала этим, подобно ей, несчастным людям, стала опорой для многих женщин, потерявших на войне своих мужей. Вскоре о ней стали говорить как о «доброй барыне, что живет в Боге и любит нищую братию».

К ней стали стекаться люди, привлекаемые молвой о её благочестии и милосердии к неимущим.

Однажды, проезжая через соседнюю деревню, она встретила крестьянскую телегу, в которой лежала разбитая параличом женщина и громко стонала. Оказалось, что ее муж, горький пьяница, постоянно избивал ее и двух дочерей-инвалидов.

Маргарита увезла женщину и ее дочерей к себе, построила для них маленький домик. Так было положено начало Спасо-Бородинской женской общине.

Она устроила при храме богадельню для вдов павших воинов. Для больных был построен небольшой дом призрения. К ней стали обращаться за помощью женщины, которые желали «оставить мир» и проводить жизнь в молитвах.

Маргарита разрешила им обосноваться в своих владениях, и вскоре около усадьбы Тучковой стали строиться кельи добровольных отшельниц от мира.

Селились не только богатые женщины из дворянских и купеческих семей, но и бедные, готовые кормиться своим трудом. Вечерами Маргарита собирала у себя этих разных женщин.

Так как многие из них были неграмотными, то она читала им вслух, давала наставления и советы. Потеряв близких, она обрела в лице сестер общины новую семью.

С 1829 года по благословению митрополита Филарета в Спасском храме ежедневно иеромонахами можайского Лужецкого монастыря стали совершаться богослужения.

К 1833 году в общине было уже свыше 40 человек. Это было неофициальное объединение, но его члены совместно молились и вместе работали. Создали хор, и Маргарита сама давала уроки пения молодым женщинам.

Из Москвы был выписан музыкант для обучения их всем тонкостям православных песнопений. Ежегодно 26 августа служилась Божественная литургия в память погибших в Бородинской битве.

В 1833 году Синод начал процедуру официального признания женской обители в Бородино. Было тщательно изучено финансовое положение общины, и Маргарите пришлось сделать вклад в пользу общины.

Она дала своим тульским крестьянам вольную, но они должны были платить ей оброк, который пошел в казну общины; продала половину своего имения в Ярославской губернии за 20 тысяч рублей. Генеральскую пенсию также отдала в казну общины.

После официального признания общины 4 марта 1833 года она получила статус Спасского Богоугодного Общежительного заведения. Сестры общины не принимали пострига, но соблюдали обет безбрачия и вели монашеский образ жизни; по очереди непрерывно читали Псалтырь.

Митрополит Филарет составил «Правила» для этого заведения, в котором определена была «особая обязанность пребывающих в сем общежитии – приносить молитвы за Православных вождей и воинов, которые в сих местах за Веру, Государя и Отечество на брани живот свой положили в лето 1812-е».

Тучкова, оставаясь мирянкой, выполняла обязанности настоятельницы Спасской общины. В одно из посещений Тучковой Троице-Сергиевской лавры митрополит Филарет предложил ей постричься в монахини. Она согласилась и 4 июня 1836 года была пострижена в рясофор с именем Мелания.

В 1837 году в честь 25-летней годовщины Бородинской битвы на поле сражения была проведена памятная церемония, в которой принял участие император Николай I.

Для инокини Мелании это празднование оказалось слишком тяжелым, и она слегла. Царь навестил больную и по ее просьбе даровал прощение ее брату Михаилу.

26 августа 1839 года на Бородинском поле был открыт памятник павшим воинам. Император Николай I сказал инокине Мелании: «Мы поставили памятник чугунный, а вы предупредили нас, поставив бессмертный христианский памятник».

Маргарита Михайловна стала ходатайствовать перед Синодом о преобразовании ее общины в монастырь, и 1 января 1838 года разрешение было получено.

28 июня 1840 года при пострижении в мантию она была наречена Марией, а на следующий день возведена в сан игуменьи и стала первой настоятельницей Спасо-Бородинского монастыря.

Митрополит Филарет приказал своей духовной дочери убрать вещи мужа и сына с глаз долой, чтобы начать новую жизнь в ангельском чине.

«Вы отвечаете перед Богом за вверенную Вам паству. Молитесь за усопших, но не лелейте своего горя, а наоборот, отдалите от себя все, что наводит на воспоминание о прошлом».

В ее келью принесли сундук, куда она уложила вещи Александра и игрушки сына. Сундук поместили в дальний угол дома. Игуменья Мария оставила при себе два миниатюрных портрета мужа и сына.

Со всей страстностью своей натуры игуменья Мария отдалась главному делу всей последующей жизни – устройству женского монастыря. Скольких трудов стоила ей организация монастыря!

Ей принадлежала инициатива круглосуточного поминовения русских воинов, павших в Бородинской битве.

Она желала быть матерью для сестер своей общины, этой новой ее семьи. Так же, как когда-то посвящала себя мужу и сыну, теперь она целиком была занята теми, кого считала своими духовными дочерьми.

В её письмах видна сильная любовь и привязанность к сестрам. Когда она вдали от них, она шлет им свою сердечную любовь; когда одна из сестер отсутствует, она скучает. Как заботливая мать, она живет их огорчениями и радостями.

«Мне ли дерзать словом апостола изъяснять мои чувства, но воистину, кто из вас изнемогает, и я изнемогаю с тою», - писала она одной из сестер.

Другой, которая заболела и отправилась в Москву к доктору и была обеспокоена предположительной стоимостью ее лечения, Маргарита немедленно послала деньги и подбадривающую записку, хотя и пожурила ее: «Не знаешь ли ты, что моя твоя суть».

Она снова подбадривает ее в другом письме: «Ты знаешь, что я ваша, что я вам всем принадлежу, что я тебя люблю. Ты все это постигаешь, следовательно, будь покойна».

Она любила сестер, и те отвечали ей любовью и глубокой преданностью. Любовь сестер обители согревала ее сердце. Она знала, что не одинока, что самая искренняя любовь окружает ее.

С 30 июля по 2 августа 1847 года по приглашению игуменьи Марии в монастыре находился святитель Игнатий (Брянчанинов).

Почти 20 лет игуменья Мария была настоятельницей монастыря, добросовестно исполняя свои обязанности, дни и ночи проводя в молитве, в трудах и заботах об обители. При ней на территории монастыря были построены келейный корпус и кирпичные стены с четырьмя башенками.

В одной из них была устроена церковь Филарета Милостивого, которую освятил митрополит Московский и Коломенский Филарет. До последних дней жизни жила в доме напротив усыпальницы сына и символической могилы мужа.

Портрет мужа приказала повесить на стене трапезной, у входа в которую по ее приказанию крупными буквами были написаны два стиха из Апостола:

«Послушанием истине чрез Духа, очистив души ваши к нелицемерному братолюбию, постоянно любите друг друга от чистого сердца» (1 Петр, 1,22).

«И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы» (1Кор. 13,3).

Незадолго до смерти она сожгла письма мужа к ней, не желая, чтобы их читали чужие люди. Скончалась игуменья Мария 29 апреля 1852 года. На отпевании хор монахинь не смог петь из-за рыданий по матушке Марии, и священники одни завершили отпевание.

Похоронили её в склепе храма Спаса Нерукотворного, рядом с могилой сына. На оградке установили доску с надписью: «Се аз, Господи, игумения Мария».

16 августа 1992 года была возрождена община Спасо-Бородинского монастыря. Монастырские стены свято хранят память о его основательнице и первой настоятельнице – игуменье Марии (Тучковой).

Сестры обители по давней традиции выпекают особый хлеб по рецепту семьи Тучковых, который не только вкусный и ароматный, но и долго не черствеет; он получил название «Бородинский».

Жизнь Маргариты Михайловны – это гимн любви и верности, самоотверженное служение долгу и безграничное самопожертвование. До самой смерти она хранила светлую память о муже.

Образ этой русской женщины являет собой еще один пример святости русских женщин. Она не была канонизирована Церковью, но при жизни ее считали образцом святости, которому следует подражать.

Примечание:

1. Биография Тучковой обросла легендами и преданиями. Мы старались наше повествование по возможности документировать. Многие биографы черпают сведения о жизни Маргариты Тучковой из воспоминаний её первого биографа - Е.Н. Шаховой, которая лично знала Маргариту Михайловну. («Памятные записки о жизни игумении Марии, основательницы Спасо-Бородинского общежительного монастыря, в миру Маргариты Михайловны Тучковой (урожденной Нарышкиной)», СПб., 1865). Первоисточником служит также рассказ Екатерины Владимировны Новосильцевой, которая писала под литературным псевдонимом Т. Толычева («Спасо-Бородинский монастырь и его основательница», М.,1875).

2. Многие биографы и авторы статей ошибочно указывают дату свадьбы Тучковых – 1806 год. Но имеются, по крайней мере, два свидетельства того, что венчание состоялось в 1805 году. Во-первых, 12 января 1805 года Я.И. Булгаков писал сыну: «Тучков…на днях женится на дочери Нарышкиных». (Булгаков Я.И. Письма Якова Ивановича Булгакова из Москвы в Неаполь к его старшему сыну Александру Яковлевичу// Русский архив, 1898, №5, с.41). Во-вторых, из биографии Александра Тучкова известно, что он отправился заграницу в 1801 году. В переписке они состояли 4 года, а затем поженились.

3. Митрополит Филарет (Дроздов) (1783-1867), выдающийся церковный деятель той поры. В наши дни причислен к лику святых.

4. РГИА, ф. 26, оп. 1/52, д.432 л. 146; «Се аз, Господи, игумения Мария», М., Схолия, 2006, с. 67-68.

5. НИОР РГБ, ф.178, карт. 8564, д. 44 (М.Т. письмо к м-м Бувье с приглашением приехать…

6. «Мы вчера, друг мой Маргаритушка, были обрадованы, получа письмо твое…Слава Богу, что вы все здоровы и ты утешаешься своим сыном…» (НИОР РГБ, ф. 133, карт. 5817, д. 5).

7. РГИА. Ф. 832, оп.1, ед.хр. 118, л. 21, письмо 8.

8. Цит. по: Смирнов А. Вечная любовь Маргариты Тучковой //Наука и религия. М.,1990, № 8.

9. Письмо сыну от 6 апреля 1817 года. Т. Толычева. Указ. соч., с. 30-34.

10. Письма святителя Филарета Московского к игумении Марии (Тучковой). Спасо-Бородинский монастырь, 2003, с. 15-16.

11. Толычева Т. Указ. соч., с.28.

Используемая литература

1. Жизнеописание игумении Марии (Тучковой), основательницы Спасо-Бородинского монастыря, М., 2002.

2. «О женщина! Велика вера твоя», 2002.

3. «Се аз, Господи, игумения Мария», М., Схолия, 2006.

4. Ф.Н. Глинка. Очерки Бородинского сражения. Смоленск, 2008, с. 84-85.

5. Письма святителя Филарета Московского к игумении Марии (Тучковой). Спасо-Бородинский монастырь, 2003.



Комментарии:

Для добавления комментария необходима авторизация.