Авторизация


На главнуюКарта сайтаДобавить в избранноеОбратная связьФотоВидеоАрхив  

Николай I, отдающий приказ о выходе русской эскадры для спасения Греции (фрагмент). 2003-2010 гг.
Автор: Белюкин Дмитрий Анатольевич
Источник: Художник Дмитрий Белюкин
07:23 / 23.04.2021

Война в Крыму
Самым главным было то, что Россия признала себя побеждённой. Это рушило всю систему международных отношений, которая существовала со времени Наполеоновских войн. Наша страна свергалась с роли одного из лидеров международной политики, уступала её англичанам и французам. Во внутренней политике штампы «поражения» и «отсталости» стали инструментом для манипулирования

Отсталость России времён Николая I - либеральный миф

165 лет назад в Париже была поставлена точка в Крымской войне. Сразу по её окончании возникли тиражируемые до сих пор исторические мифы о том, что «реакционная крепостническая» Россия проиграла Крымскую войну «передовым» англичанам и французам.

Ещё бы! Парусники против пароходов, гладкоствольные ружья против штуцеров Энфилда, бивших на 1250 ярдов, расстреливавших артиллерийскую прислугу, оставаясь за пределами дальности огня наших пушек. А отставание, якобы ставшее причиной поражения, наконец-то показало русскому правительству необходимость либеральных реформ...

Что ж, вот и давайте разберёмся с «отставанием». Первый пароход появился в США в 1807 г. В России немного позже, в 1815 г. С 1817 г. отечественные пароходы уже строились вовсю, курсировали по Волге. И первый в мире военный пароход "Скорый" был создан в 1818 г. у нас на Ижорских заводах, на 3 года раньше, чем у англичан.

Но… первые пароходы были колёсными. Скорость и манёвренность была низкой. Колёса мешали устанавливать бортовую, самую мощную артиллерию и сами были слишком уязвимыми. Поэтому во всех флотах основной силой оставались парусные корабли, а пароходофрегаты играли вспомогательную роль.

Лишь в 1838 г. в Англии был создан винтовой пароход. И только в 1842 г. Британское адмиралтейство решило вопрос, какие же пароходы лучше, колёсные или винтовые. И уже позже выяснилось, что в винтовые корабли можно довольно просто переделывать существующие парусники.

Деревянный корпус разрезали примерно пополам, делали вставку с паровой машиной. Такая модернизация военных кораблей развернулась в конце 1840-х – начале 1850-х гг, уже перед самой войной. Хотя на Западе считалось, что и парусники ещё вполне пригодны для боевых действий.

Из 51 английских и французских линейных кораблей, участвовавших в войне, 32 оставались парусными, а 19 переоборудовали под паровые двигатели.

В российском военном флоте на начало войны имелось 44 парохода, из них 18 пароходофрегатов и 26 поменьше (до 10 орудий). Но винтовой, 44-пушечный «Полкан» был только один. Ещё один, "Архимед", в 1850 г. потерпел крушение.

На стапелях заводов стояло ещё 3. Как видим, западные противники действительно опередили русских. Но всего на несколько лет, и не в плане технического прогресса, а чисто количественно. Впрочем, надо добавить немаловажный факт.

Ни одного морского сражения с англичанами и французами не было! Потому что по количеству боевых кораблей и огневой мощи британский флот был самым сильным в мире. А флот Франции – на втором месте.

Когда они объединились, добавив ещё и османский флот, выходить на битву с ними стало заведомым самоубийством. Ход морской войны определили не передовые технологии, а подавляющее численное превосходство противников!

Артиллерия у обеих сторон недалеко ушла от наполеоновских войн. Бронзовые и чугунные пушки, заряжались с дула, били ядрами (поражающая дальность около 1 км) или картечью (около 600 м).

Новинкой были только «бомбические» орудия, они стреляли бомбами не навесным огнём, как мортиры, а настильным – до 2600 м. Бомбические пушки были крупнокалиберные и очень тяжёлые, на специальных лафетах, их обычно ставили в крепостях или на кораблях.

Хотя в России ещё с 1757 г. существовали и лёгкие орудия, «единороги», способные стрелять как ядрами, так и разрывными гранатами. И ещё одно новшество внёс сам Николай I в 1835 г. На кораблях бомбические орудия начали ставить на поворотной платформе и дополнять их «единорогами».

Но насчёт стрелкового оружия мифотворчество откровенно зашкалило. Винтовок, заряжающихся патронами с казённой части, ещё не было ни в одной армии мира. Везде ружья были длинноствольными, заряжались с дула. А нарезные штуцеры вовсе не были новым изобретением.

Их внедрил ещё Фридрих Великий в Семилетней войне, вооружил ими части егерей из лучших стрелков. На фронтах Восточной войны они имелись во всех армиях. В России – «люттихские» штуцеры образца 1843 г., доработанные в нашей стране, (прицельная дальность до 600 м, максимальная дальность полёта пули 853 м).

Они предназначались для егерских частей, а в пехотных полках для «застрельщиков» - лучших стрелков, их полагалось по 26 на батальон. Остальная армия была вооружена гладкоствольными капсюльными ружьями образца 1845 г. (прицельная дальность 100 саженей – 213 м).

Капсюль, заменивший кремневый замок, был новинкой, не зависел от превратностей погоды, меньше стало осечек.

У французов был принят на вооружение штуцер Тувенена 1842 г., примерно с такими же тактико-техническими характеристиками, как «люттихский». Им тоже были вооружены не все солдаты, а только егеря (5 батальонов) и дивизия зуавов, алжирских стрелков.

Остальная французская армия отправилась на войну с ружьями образца… 1777 г. Кремневыми! Почему же штуцеры предназначались не для всех? Потому что у них был серьёзный недостаток – при повышении дальности огня терялась скорострельность.

Их долго было заряжать, из-за нарезок пулю в ствол приходилось вгонять с большим усилием (у французов её вообще заколачивали, чтобы пуля сплющилась и вжалась в нарезы ствола, из-за этого она теряла и баллистические свойства, летела абы как).

Вдобавок штуцеры были очень капризными. Нарезки забивал пороховой нагар. Стволы приходилось не только чистить, но и промывать. Иначе штуцеры было невозможно заряжать, могло и разорвать по нарезкам.

И вдруг – английские штуцеры Энфилда! Британская пресса раструбила, как они поражали русских с 1250 ярдов (1143 м) в сентябре 1854 г., после сражения при Альме. Историки до сих пор тиражируют эту байку, хотя… в это время винтовки Энфилда в войсках ещё не было!

Её приняли на вооружение только в 1853 г., а в действующей армии она появилась лишь в феврале 1855 г. Изначально штуцерами вооружили только один Даремский полк.

А в начале войны вся британская армия имела гладкоствольные кремневые ружья "Браун Бесс" образца… 1722 г. Были и штуцеры Бейкера образца 1800 г. (прицельная дальность 183 м).

К концу войны оснащённость Энфилдами росла. Но… даже военные историки почему-то не обращают внимания на откровенную несуразицу. Указанная дальность стрельбы доступна разве что для современной снайперской винтовки СВД!

Да и то на такой дистанции предусматривается «беспокоящий огонь» или стрельба по групповым целям. Реальная же прицельная дальность Энфилда составляла 300 ярдов (274 м). Чуть больше, чем у русской гладкостволки и меньше, чем у «люттихского» штуцера.

Максимальная дальность полёта пули достигала 660 м, а убойная сила сохранялась на дистанции 381 м. Именно такую дальность стрельбы заявил изготовитель. Но в документации каким-то образом, случайно или нарочно, футы заменились на ярды, и дальность увеличилась втрое! Отсюда и взялись пресловутые 1250 ярдов.

Все отрицательные качества штуцеров с заряжанием и чисткой сказались в Энфилдах в полной мере. Британские солдаты плевались от них (так же, как французы и русские от своих штуцеров), охотно меняли их на привычных «старушек Браун Бесс».

Зато газетная шумиха с непомерной дальностью стрельбы обернулись очень успешной… рекламой. Одни лишь США закупили у англичан 900 тыс. таких винтовок. Хотя вскоре убедились в их очень низких боевых качествах.

В битве при Шайо в 1861 г. армия южан решила воспользоваться хвалёными Энфилдами, расстрелять армию северян с полумили (800 м). Израсходовала все патроны, не нанеся противнику ни малейшего вреда. Потом пришлось драться штыками.

Нет, я не хочу сказать, что у западных противников вообще не было полезных новинок. У французов появился револьвер Лефоше. В США с 1836 г. использовались револьверы Кольта, но они ещё были «дульными», каждое гнездо барабана заряжалось так же, как однозарядный пистолет.

А 6-зарядный револьвер Лефоше уже снаряжался картонными патронами. Но это было офицерское оружие ближнего боя, на ход войны оно никак не повлияло. И такой рекламы, как англичане штуцерам Энфилда, французы своему револьверу не сделали.

Но ведь и в России имелись военные новинки, которых у западных противников не было. Ещё в 1834 г. наша страна построила на Александровском литейном заводе подводную лодку Шильдера – первый в мире подводный ракетоносец.

Провела успешные испытания с пусками ракет из подводного положения, поразившими цели. Было создано 3 опытных образца такой лодки. Правда, в 1841 г. работы в данном направлении были прекращены. Ещё не существовало подходящих двигателей.

Паровую машину на подводную лодку не поставишь. Впрочем, уже был создан «электроход» Якоби, шлюпка с электрическим двигателем, но мощность у него была маловата. А в подводной лодке экипаж грёб вручную – она была оснащена «гребками» на кронштейнах, напоминающими утиные лапы. Скорость составляла около 600 м в час.

На обозримое будущее дорогостоящие разработки признали бесперспективными.

Резолюция военного министра Чернышёва № 949 от 9 октября 1841 г. изложила указания царя перенацелить усилия и ресурсы на другие направления:

«Высочайше повелено дальнейшие опыты над подводною лодкою прекратить и вместе с тем обратить особенное внимание на усовершенствование подводных мин и действие ракет».

Во исполнение этих указаний была создана морская мина Якоби – якорная, плавающая на заданной глубине, с гальваническим замыкателем. Уже развернулось их серийное производство.

А ракетное направление вели Шильдер и ещё один талантливый инженер, полковник Константин Константинов. Он разработал ряд новейших для той эпохи приборов для измерения параметров ракет.

Царь назначил его начальником капсюльного, а с 1850 г. – первого в России Санкт-Петербургского ракетного завода. Пороховые ракеты Конгрива (позаимствованные англичанами в Индии) были известны давно. Но их применение ограничивалось очень низкой точностью.

Константинов усовершенствовал их, а вместо точности перенёс упор на другой фактор – кучность. Были созданы пусковые установки для одновременного запуска до 36 ракет Константинова калибром 106 мм.

Это были первые в мире системы залпового огня, прообраз «катюш»! С дальностью стрельбы 2600 м. На фронтах Восточной войны Россия успешно применила как морские мины, так и ракетные установки. Вот и стоит задаться вопросом, так кто же от кого отставал в военно-технической области?

Но здесь правомерно поднять и другой вопрос. С какой стати утверждается, будто русские проиграли войну? Да, нашу страну провокациями втянули в конфликт. На неё обрушилась огромная коалиция.

Англия, Франция, Османская империя, Сардинское королевство, бригады добровольцев из Германии и Швейцарии. Австрия и Пруссия в войну не вступили, но примыкали к врагам, оттягивали на себя наши войска.

Планы строились грандиозные, Пальмерстон докладывал о них премьер-министру Расселу. Раздавить и расчленить Россию.

Отторгнуть от неё Финляндию, Прибалтику, Крым, Кавказ, Грузию. Польшу предусматривалось восстановить в границах 1772 г., с включением Литвы, Белоруссии, Правобережной Украины, а на Кавказе создать отдельное государство Шамиля.

Между прочим, и само название: «Крымская война», внедрённое в нашей литературе, является крайне некорректным.

Оно выпячивает только один театр боевых действий – тот, где западным державам удалось добиться некоторых успехов (далёких от их планов и ожиданий). На самом-то деле война приобрела почти мировой масштаб. Она велась на разных фронтах от Балтики до Тихого океана.

И что получилось в результате? Враги истекли кровью. Потеряли погибшими 170 тыс. солдат и офицеров (у русских 100 тыс.) Этой ценой заняли… нет, не Крым, даже не Севастополь. А только южную часть Севастополя со скороспелыми земляными укреплениями, построенными в спешке.

Северная сторона устояла. Она была меньше по площади, но как раз там располагались долговременные укрепления, мощные форты и батареи с каменными казематами.

В общем-то, говорить о взятии Севастополя в 1855 г. столь же нелепо, как говорить о взятии немцами Сталинграда в 1942 г. (там удержалось куда меньше). Захватили ещё пару неукрепленных городов – Евпаторию, Керчь. И завязли, ни на что больше не способные.

На Балтике бесчисленный англо-французский флот дважды приходил к Кронштадту и Санкт-Петербургу.

Но утыкался в минные поля, их прикрывала артиллерия и ракетные установки (новая методика оборудования минно-артиллерийских позиций была прочно принята Россией, она применялась и в Первой мировой, и в Великой Отечественной войнах, сыграв решающую роль в морской обороне Петрограда и Ленинграда). Были подрывы вражеских кораблей.

А на случай, если противник всё же будет прорываться к столице, в рекордные сроки, за 4 месяца, были построены 32 канонерские лодки с крупнокалиберными бомбическими орудиями.

Деревянные, но паровые, с винтовыми двигателями! Потом, до конца войны, было построено ещё 49 лёгких артиллерийских винтовых кораблей.

Паровые двигатели для них изготовлялись в петербургских механических мастерских под руководством чиновника и инженера Николая Путилова – вскоре он станет основателем и хозяином Путиловских заводов. (Опять же, где тут «отставание»?)

Два похода неприятельских эскадр в Белое море кончились ничем. К Архангельску их не пустили. От Соловецкого монастыря, Колы, Кандалакши, деревни Лямца отбили.

Враги только нахулиганили, захватывая рыболовецкие суда, грабя и сжигая безоружные прибрежные сёла. На Тихом океане многочисленная англо-французская эскадра попыталась овладеть Петропавловском-Камчатским, но потерпела поражение.

Элитный Гибралтарский полк уничтожили почти полностью. Английская пресса писала: “Всех вод Тихого океана недостаточно, чтобы смыть позор британского флага”. После этого русское командование эвакуировало гарнизон и жителей Петропавловска.

Был построен новый город Николаевск-на-Амуре. Атака вражеского флота и десанта на Александровский пост в бухте Де Кастри была отражена. А «попутно» Россия стала заселять Амур, присоединила Приамурье и Приморье.

Изначально неприятели планировали наступление из Болгарии на Бессарабию, Одессу и дальше. Но переправу через Дунай должен был обеспечить флот.

А устье Дуная оказалось перекрыто минными постановками, артиллерия и ракетные установки уничтожили турецкую дунайскую флотилию. От планов пришлось отказаться. Набег вражеского флота на Одессу был отбит.

Англо-французская эскадра несколько раз наведывалась в Азовское море. Попытки захватить Таганрог, Мариуполь, Бердянск, Петровскую, Ейск были отражены. Нигде зацепиться не позволили.

Уже после Севастополя англичане и французы направили свой флот с десантами на Николаев. Но… опять напоролись на минные поля. На огонь береговых батарей. Повернули обратно. Высадились на Тамани – наступать на Екатеринодар и соединиться с немирными горцами.

Нет, и это не получилось. Англо-французский десант отбили у Голубицких хуторов. Отбросили войско горцев, двигавшееся навстречу западным «освободителям». А потом и самих «освободителей» заставили убраться с Тамани.

Ну, а в Закавказье русские успешно наступали. Несколько раз громили турецкую армию, взяли Ардаган, Баязет, Карс, дошли до Эрзерума.

Так где же здесь «поражение»? К этому стоит добавить, что в Крыму с мощной неприятельской коалицией сражалось лишь около 10% русских войск! Причём далеко не лучших – серенькие армейские полки, а то и флотские экипажи.

Но они перемололи и обескровили элитные, отборные части британцев и французов. А лучшие русские контингенты, в том числе корпус Лейб-гвардии, Гренадёрский корпус, стояли в Прибалтике, Польше, Бессарабии, ожидая вступления в войну Австрии - а может, и Пруссии.

Они оставались полнокровными, свежими. За год были сформированы новые соединения, создано ополчение. Готовы были достойно встретить хоть одних австрийцев, хоть вместе с пруссаками.

Но… исключительно «вовремя» умер Николай I. Судя по всему, был отравлен. Потому что он никогда бы не признал поражения, которого не было. Сына Александра он обстоятельно готовил к царствованию.

Однако наследника уже задолго, заблаговременно окружили либеральные советники. Убедили: война проиграна, надо мириться любой ценой... Правда, и цена оказалась гораздо ниже, чем изначальные проекты Пальмерстона. О расчленении России уже никто не заикался.

Наша страна вернула туркам занятые области с Карсом, Баязетом, Араганом, Кагязманом, Олты, позициями возле Эрзерума. За это западная коалиция вернула Севастополь (который так и не взяла – но в договоре значилось, будто взяла), Балаклаву, Евпаторию, Керчь.

Чёрное море признавалось нейтральным, с запретом любым военным кораблям заходить туда. Россия лишалась права иметь флот и военные базы на берегах Чёрного моря, но и Турция лишалась тех же прав.

Плавание по Дунаю объявлялось свободным, и как бы для этого русскую границу отодвинули от реки, дельту Дуная отдали туркам, а район Бессарабии, прилегающий к реке - Молдавии.

Также Россия лишалась завоёванных ещё по Кючук-Кайнарджийскому договору 1774 г. протектората над Молдавией, Валахией и Сербией, исключительного права покровительства христианам в Османской империи

Но самым главным было именно то, что Россия признала себя побеждённой! Это рушило всю систему международных отношений, которая существовала со времени Наполеоновских войн!

Наша страна свергалась с роли одного из лидеров международной политики! Уступала её англичанам и французам!

А во внутренней политике штампы «поражения» и «отсталости» стали инструментом для манипулирования царём, общественным мнением, открыли путь к радикальным реформам.

Нет, не к освобождению крестьян и не к переводу армии на всеобщую воинскую повинность. Эти преобразования готовил ещё Николай I, только не сумел и не успел осуществить. Грянула натуральная «перестройка».

Триаду «Православие – Самодержавие – Народность» сменили другие приоритеты «Устность – Гласность – Гражданственность». Была порушена цензура, сохранившись лишь формально.

Выплеснулся мутный поток либеральной литературы с оголтелым критиканством, оплёвыванием прошлого, национальным самоуничижением.

Земская реформа породила либеральные говорильни по всей стране, кузницы «прогрессивных» кадров, причём получившие под свой контроль сельские системы образования и здравоохранения.

Суды присяжных замутили правосудие. Стали плодиться кружки революционеров, появились террористы.

Забурлил спекулятивный бизнес: банки, подряды, концессии, самые сомнительные и масштабные махинации. Развернулось внедрение в Россию иностранного капитала. Реформаторы продали американцам Аляску, сдали японцам Курилы.

Повели атаки на Православную Церковь, на казачество. Уже с 1857 г. отменили таможенные тарифы, ограждавшие отечественную промышленность и бесившие англичан (эти тарифы и стали одной из настоящих причин войны).

Россию затопил импорт. Промышленная революция, начавшаяся при Николае I, сменилась тяжёлым спадом и кризисом экономики. Даже оружие для армии стали закупать за границей.

Только Александр III сумел отчасти выправить положение, свернув реформы, разгромив революционеров, ужесточив государственный контроль во всех сферах.

Снова добился рекордных успехов промышленности, сельского хозяйства. Но прообразы «катюш» так и остались забытыми - до советских времён.



Комментарии:

Для добавления комментария необходима авторизация.