Авторизация


На главнуюКарта сайтаДобавить в избранноеОбратная связь  
Сцена из спектакля "Исповедь хулигана" Театра "Содружество актеров Таганки" (Москва)
Источник: Яндекс картинки
14:04 / 27.03.2019

О бедной комедии замолвили слово
Для чего люди приходят в театр? Чтобы поплакать или посмеяться, это и есть катарсис. Я и Городничего в спектакле «Спасти Хлестакова» оправдываю: да, он вор и подлец, но при этом человек верующий, идёт в церковь и кается, и, на мой взгляд, искренне. Как у него всё это совмещается? Наверное, так, как и в нашей жизни на каждом шагу

«Содружество актёров Таганки» готовит авантюру

«Весна, капель, усатый дворник сгребает март, играет Бах…». Эти строки из поэтического сборника «Привези мне весну» ведущего артиста Театра «Содружество артистов Таганки» Владимира Завикторина по странной аллюзии связаны с главной темой его дебюта в режиссуре – авантюрной комедии «Любовь до потери памяти».

Премьера в конце марта. Выкроив время между репетициями, заслуженный артист России Владимир Завикторин ответил на наши вопросы.

- Помнится, пьеса Валентина Красногорова «Любовь до потери памяти» была востребована лет десять назад, во времена борьбы с игорным бизнесом в России, чем привлекла вас сегодня?

Не скрою, это инициатива нашего худрука Николая Николаевича Губенко. Он предложил прочесть пьесу, она мне понравилась, мы обсудили сценографию, назначили артистов и, не откладывая, я начал репетировать.

Пьесы Валентина Красногорова очень кинематографичны, по любой из них можно делать кино.

Драматургические ходы в «Любви до потери памяти», с неожиданными поворотами, постоянно меняющимися событиями, так и накатывающими друг на друга, держат зрителя в напряжении.

По сюжету, к доктору приходит мужчина с жалобой на потерю памяти, пока тот пытается завести историю болезни, появляется жена пациента, и в результате выясняется, что тем же недугом страдает сам врач. На этом парадоксе всё и построено, в финале зрителей ждёт неожиданная развязка, скучать не придётся.

Главная тема нашего спектакля – вовсе не игромания, которую используем как метафору, а способность женщины, пытающейся спасти возлюбленного, к жертвенности. К той самой любви «до потери памяти».

В спектакле заняты заслуженные артисты России – Михаил Басов, Мария Федосова, Александр Баринов, Данила Перов. Главную роль должна была играть Ирина Усок, которая угодила в судебное разбирательство: муж-американец пытается отобрать у неё ребёнка.

Недавно актриса приезжала в Москву, играла в спектакле «Бешеные деньги» и репетировала у меня. Сейчас она в Америке, арестована, муж обвиняет её в краже ребёнка, и это просто абсурд. Мы всё же надеемся, что здравый смысл возобладает и всё окончится хорошо.

- Как определяете жанр постановки и обыгрываете название пьесы? Любовь, как и поэзия, похоже надолго ушли из нашей жизни...

Ну как они могут уйти, это категории вечные, другое дело, как мы к ним относимся. Вот солнце, оно всегда есть, просто кто-то смотрит себе под ноги, а кто-то – на небо. А жанр – у нас точно не лирическая комедия, которая, знаете, как появилась?

Георгию Данелии как-то сказали: «Что-то ваша комедия не очень смешная», на что он ответил: «А это потому, что она лирическая». А у нас интеллектуальная комедия с элементами абсурда. Или авантюрная.

- Помогает ли вам драматург?

Мы перезваниваемся, сейчас он живёт в Питере, откуда родом. Серьёзный учёный, доктор технических наук, но вот уже полвека занимается драматургией.

Автор почти четырёх десятков пьес, организатор питерского Союза драматургов, отстаивающего права авторов. Отзывчивый, общительный, обаятельный человек. Он приезжал к нам в театр, встречался с артистами, но, когда я спросил его о пожеланиях, попросил лишь актёров произносить текст так, как написано у драматурга.

- С другими пьесами Красногорова познакомились?

Спектр чрезвычайно широк, а к его книге о поэтике драмы «Четыре стены и одна страсть» предисловие написал сам Георгий Товстоногов. Но я в первую очередь прочёл его статьи, посвящённые отношениям драматурга и театра, драматургии в целом и такому жанру, как комедия «О бедной комедии замолвите слово».

Драматург пишет, что режиссёры нынче не жалуют комедию, потому что трагедию ставить легче. Комедия – более сложный жанр, потому что строится на парадоксах: чем больше неожиданных поворотов, тем интереснее зрителю. И, как не всем драматургам дано писать комедии, так и не всем режиссёрам – ставить, нужно особое чутьё.

- Скажите, как себя чувствует актёр, когда приходится играть роль на преодоление своей природы?

Как всегда, ищешь точки соприкосновения с персонажем и стараешься оправдать его. Даже если он Кощей Бессмертный. Пытаюсь внутренне смеяться над ним, и от этого он получается очень смешным. Дети в восторге, всегда дарят цветы. Для чего люди приходят в театр? Чтобы поплакать или посмеяться, это и есть катарсис.

Я и Городничего в спектакле «Спасти Хлестакова» оправдываю: да, он вор и подлец, но при этом человек верующий, идёт в церковь и кается, и, на мой взгляд, искренне. Как у него всё это совмещается? Наверное, так, как и в нашей жизни на каждом шагу.

- «Ревизор», конечно же, вещь ультрасовременная, телевизор включить невозможно – сплошные городничие, тяпкины-ляпкины, да держиморды. О чём вы думаете, когда слышите об этом шквале коррупции?

О том, что всё пошло от развала Советского Союза, величайшей трагедии для народа. И последовавшего за этим беспредела, который замедленными темпами пытаются ликвидировать, вернуть всё на круги своя. Но разве сдвинешь сразу такую махину? Очень хотелось бы, чтобы произошло это на нашем веку.

- Но пока – в смысле культурных преобразований – предлагают сократить количество театров в Москве…

Объединять театры, например Большой и Малый, в театральные кластеры? Этим самым, насколько я понимаю, действительно предлагают избавляться от «лишних» театров в столице. Театральную общественность это, несомненно, взволнует, когда начнут осуществлять задуманное. Во всяком случае, Министерство культуры уже взяло под козырёк.

Но, на мой взгляд, в первую очередь надо навести порядок в стране, а уж потом создавать кластеры. Как это будет выглядеть, трудно представить, но на мегаполис с 22 млн жителей, учитывая приезжих, существующее количество театров в пределах нормы.

У каждой труппы своя программа: одни занимаются классикой, другие – современной драматургией, а есть такие режиссёры, как Анатолий Васильев, которые озабочены поиском новых театральных форм и никогда не останавливаются.

Не сказал бы, что критерием в выборе театров может быть интерес зрителей, потому что кому-то нравится «Дом-2», к сожалению, их миллионы, а кому-то – Пушкин, тут цифра будет поменьше. Но нельзя опускаться до потребы публики, именно поэтому, на мой взгляд, театр должен быть дотационным.

«Потребу» в чистом виде до нынешнего времени и так финансировали неплохо. Тут, как ни крути, всё завязано на том самом развале Советского Союза. Мы с вами оказались в «переходном» времени, невозможно не верить, что рано или поздно оно закончится, и настоящие литература и искусство вновь будут в цене.

- Но что нужно сделать, чтобы победить нынешнее бескультурье?

Через СМИ и ТВ, а то и через искусство, нам умышленно подменяют чувство красоты и истины демонстрацией безобразных шоу, давят на низменные потребности, предлагая смотреть и подражать.

Пресечь это бескультурье в корне поможет только государственная политика, направленная на возрождение культуры. И важны не декларации, которых провозглашается немало, а реальные действия, за которые спрос должен быть с конкретных людей. Не говорю уж о необходимости строгих финансовых отчётностей в сфере культуры.

Но в первую очередь, мне кажется, надо вернуться к советским принципам в руководстве культурой, например, возродить худсоветы, как бы их ни ругали.

- Скажите, во сколько лет вы взяли перо в руки?

В шестнадцать. Пишу стихи, песни, поэмы, сказки. Одна – «Боги Олимпа и чудовища» – шла в Театре кукол на Спартаковской, а драматическую поэму «Один день из жизни Ивана Грозного» ставили к юбилею в Александровой слободе.

Исторических поэм у меня несколько, наиболее интересной считаю «Крещение Руси». А не так давно написал «Степана Разина». В замыслах – «Александр Невский». Брался уже – отложил. Жду «включения».

Примечание:

Владимир Завикторин, уроженец московских Чистых прудов, выпускник Театрального училища им. Щепкина, вот уже более двадцати лет служит сцене «Содружества», среди его лучших ролей – Сергей Есенин в «Исповеди хулигана», генерал Чарнота в «Беге», Савва Васильков в «Бешеных деньгах», Городничий в «Спасти Хлестакова».

Снялся в 25 фильмах, любимых два – «Бригада» и «Плюс бесконечность». С детства занимался военно-прикладным многоборьем, чемпион Москвы, призёр первенства Советского Союза. По первой профессии – учитель физкультуры, в 2008 году – военкор отряда спецназа «Ермак» в Чечне.

Руководил актёрским курсом Ярославского театрального института. Автор нескольких поэтических сборников, отмеченных зарубежными и отечественными литературными премиями. Член-корреспондент Петровской академии наук и искусств. Премия ТЭФИ (1996).

Беседу вела Нина Катаева

Видео на канале YouTube "Статьи на ЗдравствуйРоссия.Рф"

Раздел "Культура", подраздел "Театр"



Комментарии:

Для добавления комментария необходима авторизация.