Авторизация


На главнуюКарта сайтаДобавить в избранноеОбратная связьФотоВидеоАрхив  

Два князя (фрагмент). 2003 г.
Автор: Глазунов И. С.
Источник: Илья Глазунов
11:11 / 27.12.2017

Русская цивилизация против антисистем. Часть II
На сегодняшний день глобальная антисистема использует для достижения своих целей различные средства и проекты, при этом главным ее орудием до последнего времени оставалось государство США. Это пока еще самая мощная национально-государственная система мира. Но свою системную мощь она направляет на ослабление других таких же систем, что на руку глобальной Антисистеме

Антисистемы и контрсистемы

Некоторые историки пытаются втиснуть в рамки понятия антисистемы и такие явления как инквизицию, орден иезуитов, опричнину Ивана Грозного и другие подобные феномены. В целом такие попытки не выдерживают критики, хотя и нельзя отрицать, что в данных структурах можно заметить довольно яркие проявления, похожие на те сущностные признаки антисистем, которые мы перечислили выше.

Однако, во-первых, эти проявления носят частный характер, а, во-вторых, они не определяют сущности данных спецсистем, которые создавались, безусловно, в качестве реакции на угрозы со стороны антисистем. Скорее следует говорить не об усвоении инквизиторами или опричниками каких-то черт антисистем, а об окраске, которую они получили в ходе борьбы с ними.

Святая Инквизиция, несмотря на все свои пороки и недостатки, последовательно боролась с антисистемными силами в течение нескольких веков, и в этой борьбе могла переходить разумные пределы и даже фальсифицировать объект своей работы (свойство скорее деспотических государств, чем антисистем – масштабная карательная машина в целях самосохранения всегда имеет тенденцию к расширению фронта своих работ).

Опричнина была чем-то вроде прото-спецслужбы, особого института альтернативного государева двора, созданная для уничтожения спор ереси жидовствующих, опаснейшей антисистемы, частично капсулированной на тот момент в Русском государстве, а также связанных с ней сепаратистских антисистемных сил (княже-боярской оппозиции, западнической новгородской олигархии и т.д.)[18].

Иван Грозный использовал опричнину для решения целого комплекса стоявших перед ним стратегических задач, но главными задачами были именно эти – контр-антисистемные. Надо сказать, что решил он большинство поставленных задач блестяще[19].

Иезуиты, несмотря на репутацию лицемеров, не гнушающихся фальсификацией и подлогом, сумели создать механизмы самовоспроизводства, заняв важную нишу внутри католической традиции – их можно назвать чем-то вроде папской контрразведки, в задачи которой входило остановить разрастание протестантизма, который в какой-то момент грозил практически «снести» Католическую церковь.

После выполнения своей миссии в ходе Контрреформации иезуиты нашли себе новые задачи, в сущности связанные с той же миссией: купированием антисистем, которые угрожали римскому престолу и его стратегическим интересам.

Данный тип социальных институтов, так или иначе стоящий на службе позитивных систем (традиционного государства, церкви, существующей этнокультурной традиции, общественной нравственности и т.д.), не может быть отнесен к антисистемам, а заслуживает какого-то особого термина – мы предложили бы называть их специальными контрсистемами.

Однако, более сложной становится эта проблема, если в фокус зрения попадает такое специфической свойство специальных служб и разведок как «двойные» и «тройные» агенты.

Это не какие-то частные случаи, а скорее определенный закономерный риск, возникающий в зоне пересечения и трения между разными цивилизациями, государствами и религиозными институтами. Не говоря уже о том, что в этой же зоне возникает сложнейшая игра и борьба между системами и антисистемами. Как и в случае с химерами, здесь возникает питательная почва для антисистемных явлений.

Двойные стандарты были свойственны практически всем антисистемам[20]. К примеру, революционно-эсхатологические антисистемщики зачастую мотивированы в целом альтруистически, взыскуя соединения с Абсолютом – пусть и в извращенном «аннигиляционном» формате. Однако, их разрушительная активность весьма на руку силам более расчетливым и предельно эгоистическим.

К примеру, к таким силам следует отнести сегмент старинной европейской аристократии, который сохранял верность тем представлением, согласно которым аристократы (по крайней мере, их продвинутая часть) происходят от богов и должны властвовать как боги.

Уже манихеи практиковали двойные стандарты – с одной стороны отрицание властей и собственности на низшем уровне, с другой – разрешение всячески обогащаться на высшем, для наиболее продвинутых адептов. В дальнейшем, через много веков многие антисистемщики явят пример подобного соединения «коммунизма» и «капитализма».

Особенно здесь выделяется фигура А. Парвуса – социалиста и крупного торговца, у которого Троцкий взял идею перманентной революции. Как мы указали в начале, антисистема складывается как некое двухэтажное образование, на верху которого находятся сверхэлитарии, а внизу – союзные и, в то же время, враждебные разрушители систем (упоминавшиеся выше как «антисистемные орды»).

В XX веке ситуация настолько запуталась, что грань между контрсистемой и антисистемой зачастую просто невозможно распознать, если не владеть ситуацией изнутри. К примеру, известный левый теоретик и политик Линдон Ларуш характеризуется такими парадоксальными чертами как троцкистское идеологическое происхождение и одновременно глубокое и яростное разоблачение антисистемной изнанки современного западного мира.

В то же время бывший кадровик Совета национальной безопасности США Норман Бэйли определил движение Ларуша как «одну из лучших частных разведслужб в мире».

Итак, специальные контрсистемы являются скорее специфическими органами позитивных систем. Но поскольку по ходу развития борьбы с антисистемами они вынуждены принимать участие в «право-левой игре» конкурирующих цивилизаций и в сопутствующей этой игре активизации подрывных сил, то специальные контрсистемы тесно соприкасаются с антисистемами и вступают с ними в сложные взаимоотношения.

Яркими примерами рискованной игры являются в истории русской революции такие явления как «зубатовщина», «азефовщина», участие царских спецслужб в подготовке как февральской, так и октябрьской революций. В советский период истории спецслужбы и партийные структуры активно занимались поддержкой и направлением подрывных сил в целом ряде зарубежных стран.

Однако помимо специальных контрсистем, созданных государством, существуют и контрсистемы общественного происхождения, в частности, это могут быть контрэлитарные политические группы, радикалы, протестующие против социальной несправедливости. В протестной среде в эпоху Нового времени тенденции контрсистемные и антисистемные тесно переплетаются.

Пониманию сути антисистемы препятствует её радикалистская интерпретация, которой придерживаются многие крайне левые и даже крайне правые критики существующего строя. Для них «Система» (именно так, с большой буквы) – это некий универсальный сверхмеханизм подавления человеческой личности и/или различных органических человеческих сообществ.

Дескать, этот всемирный монстр создан могущественной группой наиболее продвинутых элитариев с целью установления и поддержания своего господства. Марксистская трактовка государства как машины подавления и насилия по сути своей является антисистемной, извращенной.

К этому же ряду относится и идея «Системы». Тем более что критикуемые радикалами элитарии в ХХ столетии все больше представляют не мифологическую «Систему», а именно антисистему, направленную в конечном счете на разрушение всех существующих в мире систем.

Антисистема действует эволюционно, и поэтому ее конкретные представители и институции могут действительно казаться частями «позитивной» системы. Надо сказать, такая терминологическая путаница выгодна антисистеме.

В отличие от антисистем система представляет собой целостность и единство элементов, находящихся в самых разных связях друг с другом, она делает элемент чем-то большим, чем просто часть, в определенном смысле поднимая его до уровня целого. Ультраэлитариям такое отношение к части предельно чуждо, они рассматривают саму часть (себя, свои модели жизнедеятельности и институты) как нечто, превышающее целое.

И в такой оптике элемент не может не вырваться из системы, тем самым разрушая её. При этом, конечно, никакого равенства элементов не предполагается, хотя идею равенства часто бросают в массы в качестве идейно-философского прикрытия, необходимого для ослабления и разрушения системы.

В качестве ярчайшего примера такого эффективного задействования стихийных контрсистемщиков можно привести события мая 1968 года в Париже. Тогда выступление радикальной молодежи привело к падению Шарля де Голля – традиционного по своим взглядам лидера-неосистемщика.

Радикалистская протестная контрсистема может выступать как нижний этаж антисистемы, но может проявлять и некую самостоятельность по отношению к высшему её этажу. Элитарные антисистемы ухватились за низовые, революционные контрсистемы, считая их всячески полезными для хаотизации мира, из которого они хотели (да и по-прежнему хотят) создать свой новый мир.

Однако для элитарных руководителей антисистемы радикалы представляют собой «пушечное мясо» перемен. Контрсистемщики по сравнению с ними наивны и желают разрушить существующий порядок ради некоей высокой идеи и, как правило, для блага абсолютно всех. Это, если можно так выразиться, неосознанное альтруистическое мироотрицание.

Элитные антисистемы ставят в центр мироздания «себя любимых», которым в новом мире предназначена роль всемогущих владык. Массы людей, равно как и рядовые исполнители антисистемных процессов, не более чем слепые орудия в их руках. Другое дело, что нигилисты не всегда до конца понимают глубинные мотивы своего мироотрицания – с возрастом они становятся менее наивными и как правило менее альтруистичными[21].

Из сказанного выше следует чрезвычайно важный вывод. Антисистему не одолеть, если не работать с контрсистемой. Необходимо использовать её и в прагматических целях, и в плане идейного перевоспитания части контрсистемщиков. Понятно, что там есть самые разные течения: левые либертарианцы ближе к разрушительной сути антисистемы, чем, к примеру, радикальные борцы с ТНК.

Однако сценарии антисистемы могут быть легко разрушены, если суметь указать рядовым контрсистемщикам, борцам за справедливость иной, более адекватный действительности «образ врага». В таком случае «пушечное мясо» социальных битв может быть вырвано из лап антисистемы и превращено в солдат позитивной контрсистемы во имя выживания и обновления всего общества (осознанный альтруизм).

В условиях тотального смешения политических карт, когда официальная власть сама превращается в орудие антисистемы, встает вопрос о формировании особой альтер-системы – как живой народной и гражданской самоорганизации против антисистем. Таковым было движение ополченцев Минина и Пожарского – в нем соединились идеи справедливости и порядка, идеи мира и национального суверенитета.

2. Глобальная антисистема: чем это нам грозит


Если рассматривать глобализацию как диффузию технологий, то здесь в ее естественности сомневаться не приходится. Однако глобализация как процесс в духовной культуре, как движение в сторону смешения этнокультурных комплексов, размывания границ между цивилизациями и религиями – процесс не естественный, а извращенный, о чем мы уже говорили выше.

В глобализации происходит не подавление всех традиций одной традицией, но формирование антитрадиционной системы, то есть взаимная аннигиляция глубинных культурных идентичностей.

Этот процесс является антисистемным по своей сути, поскольку раскалывает мир на два «глобальных народа» – паразитический «малый народ» как мировую антисистему и остаточные конгломераты старых «больших народов» и цивилизаций, которые предназначены к эксплуатации и абсорбции глобалистическим субъектом.

В проекте мондиализма мы имеем дело с мечтой о некоей всемирной химере, которая уничтожает прошлое всех культур ради смутного и неопределенного «светлого будущего». Честные мыслители на Западе констатируют, что общество современного капитализма не выросло из предшествующих типов обществ и не вытекает из них как результат их развития.

К примеру, Энтони Гидденс рассматривает современный мир как параллельное сосуществование капитализма с трайболистскими, родо-племенными и классово-разделенными типами социума[22]. Из такой перспективы представляется очевидным, что глобализация, предлагаемая Западом, носит поверхностный характер, не вбирает в себя богатство и разнообразие человеческого мира, а отравляет духовную и культурную экологию всех цивилизаций.

Если судить по истории частных антисистем – после того как этот глобальный процесс в сфере духовной культуры перейдет критический рубеж, и здоровые позитивные системы (большие народы) достаточно ослабеют в своей суверенности – вся эта глобальная конструкция окажется нежизнеспособной.

Жизнь антисистем, как и жизнь вирусов, базируется на том, что организм-хозяин еще достаточно силен и здоров, чтобы поддерживать их существование, питая их своими соками. После же ослабления «больших народов» и цивилизаций глобальная конструкция обречена перевернуться вверх дном – и в лучшем случае обратит мир в страшный хаос, а в худшем случае похоронит его в суицидальном пароксизме.

С точки зрения многих мыслителей, суицид человечества и есть глубинный метафизический пафос антисистем – и в этом смысле глобальная антисистема с этим ее аннигиляционным свойством заслуживает имени «отрицательной цивилизации», анти-цивилизации и даже анти-человечества.

На сегодняшний день глобальная антисистема использует для достижения своих целей различные средства и проекты, при этом главным ее орудием до последнего времени оставалось государство США. Это пока еще самая мощная национально-государственная система мира. Но свою системную мощь она направляет на ослабление других таких же систем, что на руку глобальной Антисистеме.

Через множество «переключенных» элементов транснациональная верхушка подталкивает американскую систему к глобальной экспансии, таким образом расшатывая и сами США, которые тратят огромные ресурсы на глобальные авантюры.

Сам генезис этого государства максимально отвечает целям и задачам антисистем. Пожалуй, это самое антиисторическое образование в мире. Оно возникло из отрицания огромным количеством граждан своих исторических родин. В данном плане имеет место сугубо антисистемное отрицание Прошлого. (Нечто подобное пыталась сделать большевистская элита в России, однако, тут она потерпела крах.)

Весьма символично, что бывшие англичане, порвавшие со своей историей, устроили самый настоящий геноцид местного населения, тем самым убив и реальную историю Америки. В последний год в США проявился такой яркий симптом усиления антисистемы и войны с Прошлым как снос памятников историческим деятелям[23].

Антисистема всегда придерживалась, если так можно выразиться, двойственной стратегии в отношении США. Она способствовала усилению их экспансии, максимально используя военно-политический кулак США, но в то же самое время дискредитировала руководство страны, тем самым подпитывая в американском обществе и в других странах антисистемные и антигосударственные настроения, поддерживая в качестве реакции на гегемонизм США высокий градус неолиберализма и нигилизма.

В своей работе «Шестая монархия» И.Р. Шафаревич обращает внимание на деятельность ведущих американских медиа во время вьетнамской войны, которые заняли позицию расшатывания американского общества. Об этом недвусмысленно свидетельствуют книги Эдит Эфрон «Извратители новостей», Брюса Гершензона «Боги антенны», анализ поведения ведущих СМИ, подконтрольных крупному финансовому капиталу, то есть антисистемным элитариям.

Можно вспомнить и пример посвежее. В первой половине 2000-х годов известный финансовый спекулянт Дж. Сорос активно поддерживал неотроцкистские и другие левацкие группы, спонсируя их кампании, направленные против внешней политики президента Дж. Буша. Судя по всему, в час Икс антисистема максимально раскрутит контрсистемное движение с тем, чтобы ослабить и сокрушить США.

Неосистема США все больше становится препятствием для реализации планов глобальной антисистемы. На протяжении долгого времени антисистемщики всячески укрепляли военно-политические структуры США с целью расшатывания других национальных государств. В результате, возник интересный феномен империи, имеющей сильную государственную традицию, но лишенной прочного исторического фундамента.

Мы в Изборском клубе уже представляли экспертный доклад, посвященной современной программе транснациональной антисистемной элиты[24], которая известна обществу далеко не во всех своих аспектах – что и неудивительно, ведь антисистема скрывает свои мотивы. Транснациональная антисистема реализует эту программу как цепь обманов, обосновывая их рисками и вызовами, связанными с так называемыми «глобальными проблемами человечества».

Через мистификацию глобальных проблем они проводят стратегию на сокращение населения земли, прикрывая ее заботой о демографической сбалансированности и «устойчивом развитии». Другая их ширма – борьба за чистоту экологии и против глобального потепления, которыми они мотивируют вмешательство в промышленную политику всех стран и навязывание им специально разработанной повестки.

Одновременно с этим программируется новый антропологический формат и стандарт, связанный с уводом технического прогресса в сторону информационных технологий и технологий управления сознанием.

В новом формате глобального мироустройства предполагается диктатура креативных меньшинств, представителей транснациональной сети, для чего необходима дискредитация традиционных религий, морали, эстетики, ценностей, в том числе ценности государственного суверенитета[25].

Нельзя сказать, чтобы глобальных проблем вообще не существовало, однако, борцы с потеплением, охранники живой природы и стерилизаторы «лишней части» человечества стараются меньше говорить о подлинных причинах дисбаланса мирового развития – таких как формирование на Западе цивилизации сверхпотребления.

Через регуляцию деторождения, сокращения населения разными методами в целях достижения так называемого «нулевого роста», через внедрение идеологии трансгуманизма и постгендеризма постепенно формируется новый гуманитарный формат глобальной цивилизации, который все отчетливее проявляет черты той самой мировой антисистемы, о которой мы говорим.

Любопытно, что в контексте разговоров про золотой миллиард антисистема все более сужает круг выгодоприобретателей и «призеров» запланированного нового мирового порядка. Судя по политике замещающей миграции в странах Евросоюза и даже отчасти в самих США речь не идет о сохранении в качестве господ нового мира традиционного белого населения.

Антисистема стремится подорвать демографический потенциал белой расы – на смену которой должна прийти метисная «серая» раса. Одновременно с этим к порогу «демографического перехода», знаменующему конец расширенного воспроизводства населения подходят и наиболее репродуктивно мощные страны Азии и Африки.

Миф о перенаселении земли в XXI веке уже не представляется серьезным ученым сколько-нибудь убедительным – однако тенденции глобальной политики, заложенные в эпоху первых докладов Римского клуба, продолжают развиваться.

В русле этих тенденций лежат такие процессы как продолжение содомизации (искусственной индивидуализации и «сексуализации» гендера на основе произвольной самоидентификации вместо традиционного понимания полов как обусловленных природой полюсов семьи и источников деторождения, виртуализацию секса через порнократию в медиа, перевод всех половых интересов человека в сферу инфантильного потребления и развлечения), утверждение феминистской модели социализации женщин, распространения контркультурных стратегий поведения, наркотизации и т.д.

Антисистема создает и своего рода иллюзион мечты о лучшем будущем, в центре которого лежит имитация духовно полноценной жизни. Эта идеология озвучена, к примеру, Полом Куртцем в его книге «Полнота жизни» и в других его работах, в которых он дает гуманистическую трактовку глобализации как распространения стандарта «личности богатой жизни, полной жизни», «жизни полной радости и творчества»[26] - мотив чрезвычайно близкий романтическим проповедникам постиндустриализма.

Другой, уже отечественный, пример – одна из последних работ А.С. Ахиезера, также стоящая на позициях «гуманизации культуры», которая носит название «Человек в поисках полноты бытия». Апологеты новой антисистемной иллюзии подменяют восходящий к Аристотелю классический идеал счастья как полноты добродетели культом новизны, облагораживая тем самым свойственный потребительскому обществу «инновационный зуд».

Все это очень близко подходит к апофеозу антисистемного мироощущения, поскольку перед нами предстает не положительная, а отрицательная идентичность, имитация идентичности или идентичность-функция – аналог идентичности вируса или злокачественной опухоли, смысл и срок существования которой исчерпывается разрушением более совершенных систем «организма-хозяина».

Для более глубокого понимания глобальной программы мировой антисистемы исключительно важной представляется концепция контр-инициации (автор термина глава школы французского традиционализма XX века Рене Генон)[27]. Контр-инициация представляет собой Большую Пародию, сатанинскую карикатуру на Сакральную Традицию.

Эта ложная пародия исторически развивается и в конечном счете должна увенчаться установлением «контртрадиции», которая, согласно Генону, в точности соответствует «царству Антихриста»[28]. Рене Генон видит корень контринициации в вырождении человеческой духовности, доходящем до своего предела, переворачивания верха и низа, которое, по его выражению, в сущности является сатанизмом[29].

Такую же характеристику современным тенденциям секуляризации духовной культуры дают отечественные ученые, к примеру, историк и политолог В.Э. Багдасарян, который пришел к выводам, близким мнению авторов настоящего доклада.

В частности, цивилизацию эпохи модерна он характеризует как ширму, где под вывеской секуляризма «реализовывался новый религиозный проект», в контексте которого традиции были объявлены препятствием для прогресса: «Задача разрушения данных сдерживателей предполагала выстраивание глобальной контрсистемы.

Миссию ее конструирования взяла на себя светская интеллектуальная элита, позиционирующаяся как антипод к традиционной клерикальной иерархии. Принцип контрсистемного моделирования приводил в своей логической завершенности не только к разрушению традиций, но и проецированию инфернальной (антихристианской в применении к западной цивилизации) альтернативы миростроительства. Теократия подменялась сатанократией. (…)

Новая цивилизация явилась цивилизацией со знаком минус, своеобразным цивилизационным отрицанием. При такой постановке вопроса Запад представал уже не в качестве глобального геополитического агрессора, а одной из жертв процесса мирового антицивилизования. Другое дело, что его падение произошло несколькими веками ранее, нежели у иных цивилизаций»[30].

Если отвлечься от чрезмерно «метафизичного» языка сторонников концепции контринициации, то можно сформулировать следующие признаки усиливающегося в мире доминирования антисистемы, что в сущности согласуется с позицией Р. Генона и его последователей:

- Утверждение материализма (а после его победы над традиционными религиями – ползучее утверждение неоспиритуализма и оккультизма в качестве «новой духовности», заменяющей традиционную).

- «Механизация» сначала вещей – через промышленную революцию, а затем и самого человека, который фактически отождествляется с биологическим «механизмом», «машиной», «компьютером».

- Торжество принципа количества над принципом качества (массовое производство, массовое потребление, массовая культура, полная стереотипизация потребностей и мотиваций человека при их кажущемся, ложном разнообразии, то есть большом каталоге потребностей и средств их удовлетворения; подмена удовлетворения глубинных мотиваций искусственными потребностями, создаваемыми инструментами моды, рекламы, брэндинга, индустрии индивидуальных психологов-консультантов).

- Через эволюционизм опровержение традиционных доктрин вплоть до полного отрицания чудесности жизни и сотворения человека (обесценивание жизни в глазах массового человека, «потомка» обезьяны и инфузории, и первой живой клетки, которая «самозародилась»).

- Подмена традиционных представлений специально сконструированными идеологическими технологиями, чтобы отсечь человека от сверхсознания и связи с высшими силами (классовая социология и политэкономия Маркса, психоанализ «подсознания» Фрейда, математика множеств и трансфинитных чисел Кантора, физика и «теория относительности» Эйнштейна, так называемое «современное искусство» в эстетике, течение «Нью Эйджа» в области духовных практик, трансгуманизм в философии, экологизм в сфере канализации апокалиптических настроений и «тревожности» современного человека, объяснение благости революции и отказа от всех старых ценностей через аргумент наступления «Эры Водолея» и т.п. «духовные» аргументы и мн.др.)

- Карикатуризация высших духовных ценностей и принципов, их переворачивание, высмеивание и вытеснение в маргиналии традиционной морали вплоть до утверждения «контр-традиционной» морали как торжества извращений и кощунств, а также «духовности наизнанку».

- Смешение духовных символов разных культур и их гибридизация, в результате чего эти символы не только утрачивают свое прежнее значение, но и приобретают глубоко извращенный смысл (самые простые примеры: пентаграмма – у левых и сатанистов, свастика – у нацистов, радуга – у ЛГБТ).

- Пробуждение в человеке максимума животного начала, а затем, после его «узаконивания», переход к следующему этапу – пробуждению и фиксации в человеке инфернального, подчеловеческого начала (деструкция и нигилизм, значительно превышающие разрушительные возможности зверя).

- Каверза антисистемы в духовной области заключается в том, что адепты нового состояния мира убеждены в собственном духовном росте (пример описания такой эйфории – самосознание и поведение людей на острове Пала, которым их духовные наставники дают «абсолютно безвредный» наркотик Мокша-препарат, благодаря которому они чувствуют полноту жизни, повышение своего творческого потенциала и «стопроцентной» духовности[31]).

Фактически «контринициация» или антисистемность в духовной сфере формирует своего рода инфернальный «антицентр» человеческой цивилизации. Убийственная роль духовной Антисистемы заключается даже не в том, что вас уничтожат, убьют, а в том, что в вас могут убить ваш дух, и вы сами переродитесь в части Антисистемы в качестве ее адептов, слуг или апологетов.

(Продолжение следует)

Видео на канале YouTube "Авторы ЗдравствуйРоссия.Рф"

Интервью, доклады и выступления В.В. Аверьянова



Комментарии:

Для добавления комментария необходима авторизация.