Авторизация


На главнуюКарта сайтаДобавить в избранноеОбратная связьФотоВидеоАрхив  
Фотопортрет Гилярова-Платонова Никиты Петровича. 1880-е гг.
Источник: Институт русской цивилизации
14:30 / 13.02.2014

Гиляров-Платонов Никита Петрович (1824-1887), философ
Гиляров-Платонов сформулировал жизненное кредо коренного русского человека: «Жизнь есть подвиг, а не наслаждения. Труд есть долг, а не средство своекорыстия. Верховный закон междучеловеческих отношений есть всеотдающая любовь, а не зависть. Люби ближнего, как самого себя: вот в двух словах все начало должных общественных отношений..."
Никита Петрович Гиляров-Платонов русский философ, писатель и публицист. Родился в Коломне в семье священника П. Никитского, служившего в церкви Никиты Мученика (откуда происходила его фамилия). Начало жизненного пути Гилярова-Платонова было традиционным: учеба сначала в семинарии, затем, в 1844—48, в Московской духовной академии. Фамилия «Гиляров» была дана ему в академии, как это было распространено в то время, и образована от лат. hilaris — веселый. Эту же фамилию получили все его братья. Зато сам Никита Петрович получил вторую часть «Платонов» к своей фамилии, на что имели право наилучшие студенты, получавшие стипендию им. митр. Платона (Левшина). Успехи в учебе и преподавательские способности Гилярова-Платонова были замечены, и он был оставлен в академии бакалавром по кафедре герменевтики и учения о вероисповеданиях, ересях и расколах.

Семь лет с 1848 по 1855 длилась академическая деятельность Гилярова-Платонова. Закончилась она внезапно, когда Гиляров-Платонов вынужден был подать в отставку. Причины ее до сих пор не вполне понятны. По-видимому, главную роль сыграл донос завистливых коллег о неосторожных высказываниях Гилярова-Платонова, критиковавшего преследования старообрядцев. Это было неуместно для преподавателя кафедры, задачей которой было именно обличение раскола. Кроме того, на дворе был 1855, шла Крымская война, в ходе которой некоторые группы старообрядцев-липован, живших в низовьях Дуная, поддерживали турок, и в этих условиях любая критика действий властей могла расцениваться чуть ли не как государственная измена. Московский митр. Филарет (Дроздов) вынужден был уволить Гилярова-Платонова, что только и спасло его от многих неприятностей. И в дальнейшем митр. Филарет всегда ценил и уважал Гилярова-Платонова, а тот считал владыку своим духовным отцом и учителем.

В 1855 Гиляров-Платонов был также уволен в светское звание и стал служить в Министерстве народного просвещения (МНП), борясь за распространение в народе просвещения. В ведении МНП была цензура, и в 1856—63 Гиляров-Платонов был цензором книг научного и духовного содержания. В 1857 Гиляров-Платонов был командирован за границу для сбора сведений о заграничных учебных заведениях, в первую очередь еврейских раввинских училищ. С этой задачей мог справиться только Гиляров-Платонов благодаря своему прекрасному знанию древнееврейского языка. Вскоре по возвращении в Россию Я. И. Ростовцев, председатель комиссии по выработке положения об улучшении быта крестьян, привлек Гилярова-Платонова к составлению «Свода печатных мнений по крестьянскому вопросу». Гиляров-Платонов прекрасно справился с поставленной задачей, обнаружив в себе способности редактора, умеющего найти самое ценное в ворохе бесчисленных прожектов, посланных в комиссию Ростовцева. Одновременно Гиляров-Платонов продолжал служить в МНП и в 1862 стал чиновником особых поручений, заняв V классный чин (статский советник).

В 1862 Гиляров-Платонов подготовил записку для министра с предложением использовать духовенство для распространения грамотности в народе. Собственно говоря, с момента Крещения Руси духовенство всегда занималось просвещением, но Гиляров-Платонов предложил придать этому государственную поддержку, разработать единую образовательную программу, единую систему оценок и т. п. Проект Гилярова-Платонова лег в основу создания церковно-приходских школ, расцвет которых, впрочем, приходится уже на 1870—90-е, на время руководства Св. Синодом К. П. Победоносцева. В авг. 1863 Гиляров-Платонов стал управляющим московской синодальной типографией. В том же году он составил записку о цензурных предостережениях газетам. В дальнейшем Гиляров-Платонов продолжал заниматься вопросами печати, хотя уже и не был цензором и участвовал в разработке «Временных правил о печати» от 6 апр. 1865, по которым русская пресса жила вплоть до 1905. Т. о., Гиляров-Платонов все больше открывал в себе тягу к журналистской деятельности.

Наконец, с 1 дек. 1867 он получил возможность издавать в Москве газету «Современные известия». Вскоре Гиляров-Платонов полностью оставил службу и занялся журналистикой. Помимо «Современных известий», которые Гиляров-Платонов издавал до конца своих дней, он также редактировал в 1883—84 еженедельный иллюстрированный журнал «Радуга». Помимо этого Гиляров-Платонов сотрудничал практически во всех славянофильских изданиях, особенно в журналах и газетах И. С. Аксакова. Его перу принадлежали многие передовицы, приписываемые самому И. С. Аксакову. Правда, Гиляров-Платонов «чистым» славянофилом не был, определяя свои взгляды как «близкие, но не тождественные» славянофильству. «Современные известия» сразу заняли заметное место в тогдашней русской прессе, выделяясь твердой защитой истинно русских охранительных начал. Хотя уже к тому времени в их защиту прозвучал мощный голос М. Н. Каткова, но в русской прессе продолжали заправлять либералы и поэтому появление еще одного талантливого борца значительно усилило позицию национальных сил в общественном мнении страны.

При этом Гилярову-Платонову приходилось также много полемизировать и с дворянами, требующими дополнительных льгот привилегированным сословиям, что подрывало надклассовый характер самодержавия. К 80-м в русской национальной прессе сложился своеобразный триумвират ведущих публицистов и идеологов, во многом определяющих духовную атмосферу в стране — М. Н. Катков, И. С. Аксаков и Гиляров-Платонов. Эти великие публицисты во многом прекрасно дополняли друг друга. Катков, ведущий национальный публицист и государственный деятель без государственной должности, основной упор в своей публицистике делал на защиту интересов государства и незыблемости самодержавия. Аксаков занимался больше проблемами славянства и сохранения национальной культуры. Гиляров-Платонов особое внимание обращал на духовную жизнь общества, освещая в своих изданиях жизнь Церкви, вопросы религиозного просвещения. Можно сказать, что Катков отстаивал самодержавие, Гиляров-Платонов — Православие, а Аксаков — народность.

Различались публицисты и по темпераменту. Катков был, в первую очередь, политиком, он открыто критиковал в сильных выражениях министров или общественных деятелей, проводящих неправильный, с его точки зрения, политический курс; И. С. Аксаков тяготел к философским обоснованиям своей позиции; Гиляров-Платонов же, хотя и был человеком, прекрасно разбирающимся в философии, все же по образованию и призванию был педагогом и проповедником, предпочитающим не создавать новых доктрин, считая, что в учении Церкви содержится истина. Разумеется, не только литературный стиль и полемический темперамент отличали этих ярких публицистов друг от друга. Единство основополагающих ценностей не мешало им по тактическим вопросам резко расходиться. Так, в бурной дискуссии между «классицистами» (сторонниками развития классических гимназий с упором на древние языки) и «реалистами» (делающими ставку на развитие реальных училищ, дающих естественно-историческое и математическое образование) Гиляров-Платонов поддерживал последних. Это вызвало резкую полемику с убежденным «классицистом» Катковым.

Никто из триумвирата не был официозным пропагандистом. Гиляров-Платонов, к примеру, за 20 лет журналистской деятельности имел 20 цензурных кар, в т. ч. 13 запрещений номеров к продаже, а в 1877 на 2 мес. был приостановлен выпуск «Современных известий». Заслуги триумвирата публицистов невозможно отрицать: все писавшие об этой эпохе современники и историки признают, что в 1880-е в общественном сознании стали доминировать православно-монархические настроения, сменившие нигилистические и западнические теории. Эта «благодетельная реакция», по словам К. Н. Леонтьева, была бы невозможна без напряженного творческого труда Гилярова-Платонова.

Гиляров-Платонов не был простым газетчиком, сфера его интересов была разнообразна. Со студенческой скамьи он занимался философией. Уже в 1846 написал статью об онтологии Гегеля (опубликована посмертно в 1892), в которой обстоятельно критиковал односторонность гегелевской философии. В 1859 в работе «Рационалистическое движение в философии новых времен», написанной также в студенческие годы, Гиляров-Платонов со знанием дела рассмотрел особенности западных философских школ. Интересовался Гиляров-Платонов и теоретической политэкономией. В книге «Основные начала экономии», опубликованной посмертно в 1888 четырьмя частями в «Русском деле», он проанализировал учения Лассаля, Родбертуса, Маркса, Дюринга, Шеффле, Тедески, Мейера и др. современных ему экономистов. По мысли Гилярова-Платонова, не производитель, а потребитель должен быть владыкой хозяйственной жизни. В ХХ в. мировая экономическая наука также пришла к такому выводу. К сожалению, ни при жизни, ни посмертно научные заслуги Гилярова-Платонова не были оценены. Он и поныне остается великим неизвестным. «Неопознанным гением» назвал Гилярова-Платонова известный публицист С. Ф. Шарапов. К сожалению, эта характеристика остается в силе и поныне.

Гиляров-Платонов сформулировал жизненное кредо коренного русского человека:
«Жизнь есть подвиг, а не наслаждения.
Труд есть долг, а не средство своекорыстия.
Верховный закон междучеловеческих отношений есть всеотдающая любовь, а не зависть.
Люби ближнего, как самого себя: вот в двух словах все начало должных общественных отношений, истинно христианских и истинных во всяком другом значении этого слова.
Лицо, сохрани свою инициативу, владей своей свободой, какой одарено, употребляя всю энергию, к какой способно, но клони все свои действия на благо человечества, на пользу братьев.
Представьте, что это соблюдается всеми, и никакого противоречия, никакого неудобства нет: общество сохраняется, труд увеличивается, счастье всех и каждого достигается».

Гиляров-Платонов похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище, где служил священником его старший брат, по соседству с могилами М.П. Погодина и С.М. Соловьева.


Комментарии:

Для добавления комментария необходима авторизация.