Авторизация


На главнуюКарта сайтаДобавить в избранноеОбратная связьФотоВидеоАрхив  

Воскресное чтение в сельской школе (фрагмент). 1895 г.
Автор: Богданов-Бельский Николай Петрович
Источник: Государственный Русский музей
08:31 / 09.03.2021

Убеждённый сторонник просвещения и земства
"Мы вступили на путь общественной жизни при самых счастливых предзнаменованиях. Тогда во всех концах русского мира раздался благодатный призыв к честному труду на пользу народа, выходившего из крепостной неволи. Святым трепетом отозвался этот призыв в сердцах наших, и ты пошёл вместе с другими сеять доброе семя на родной ниве своей", - Павел Житецкий

В селе Брахлов Новозыбковского уезда Черниговской губернии (сегодня Климовский район Брянской области) 19 июля (по старому стилю) 1842 года на свет появился Александр Степанович Лашкевич.

Он происходил из дворян, уходящих корнями в глубокую древность. Предки его находились в родстве со многими старинными малороссийскими фамилиями - Гудовичами, Немировичами-Данченко, Косачами, Галаганами, Милорадовичами, Миклухо.

Прадед Александра Степановича, Степан Иванович, был женат на дочери прилуцкого полковника Галагана, служил в стародубском полку, а затем занимал должность председателя Новгород-Северского земского суда.

После себя оставил дневник, написанный в 1768-1782 годах, о котором в «Киевской Старине» за 1887 год № 12 была напечатана статья Ф.Д. Николайчика «Род Лашкевичей и дневник одного из них».

«Оставленный одним из рода Лашкевичей дневник, в связи с другими, относящимися к его автору документами, и заключает в себе прежде всего именно тот интерес, что до некоторой степени знакомит нас с бытом среднего по образованности и общественному положению малороссийского помещика переходного периода»¹, - писал автор материала.

С.И. Лашкевич был крупным землевладельцем, располагал имениями в Брахлове, Любечанах, Павлове, Шомове, Обтенях, Бровничах и Тимоновичах Новозыбковского уезда, Ущерпье - Суражского уезда, Норицы (Галагановке), Железном Мосте и Гремячке Новогород-Северского уезда, а также в Стародубе и Погаре.

Дед Александра Степановича, Иван Степанович, дослужился до полковника. Состоял в браке с дочерью Черниговского генерал-майора П.С. Милорадовича. В возрасте 20 лет во время службы в Измайловском полку перевёл с английского книгу Г. Франкли, которую издал в 1781 году.

Склонность к писательству унаследовал и отец Александра Степановича. Он составил «Исторический очерк стародубских раскольничьих слобод». Однако напечатан этот труд не был и в рукописи хранился у сына.

Обращает внимание тот факт, что отец и дед Лашкевича имели большой интерес к книжному делу.

Семейные традиции хранителя знаний продолжил и сам Александр Лашкевич, собрав при жизни уникальную домашнюю библиотеку, которая могла служить украшением не только частного кабинета специалиста, но и общественного научного учреждения.

Все предки Лашкевича как по мужской, так и по женской линиям были видными малорусскими земцами. Неравнодушие к родной земле и земскому делу от них унаследовал и Александр Степанович.

Эту черту в своём характере он развил и усилил в конце 50-х - начале 60-х годов позапрошлого столетия, в то время, когда в молодом поколении формировалась потребность в бескорыстном служении народно-земскому делу.

Любовь к Отечеству и земству, внимание и интерес к книжному делу красной нитью проходят через всю жизнь Лашкевича.

Детство и юность Александр Степанович провёл в Киеве, где жил его отец со своим семейством. Образование получил в Первой Киевской гимназии, а затем в университете св. князя Владимира, который окончил в 1864 году со степенью кандидата историко-филологических наук.

По окончании университета поступил на службу в канцелярию Киевского генерал-губернатора Безака, откуда был назначен на должность мирового посредника в один из уездов губернии.

После этого служил руководителем поверочного отделения в Звенигородке, затем - председателем съезда мировых посредников в Гайсинском уезде Подольской губернии.

В том, что по окончании университета Лашкевич не пошёл по обычному пути большинства своих сверстников, ясно усматривается, что основной его идеей и целью была земская деятельность, для развития которой в начале 60-х годов XIX века было много сделано Императором Александром II и правительством.

На тот момент это был один из важнейших вопросов общественной жизни России вообще и юго-западного края в частности.

Следуя идее народного служения и развития земства, Лашкевич оставляет свою службу и переселяется в родную ему Черниговщину, где после введения новых учреждений требовались энергичные молодые люди, способные к активным действиям и принятию смелых решений.

Лашкевич возвращается в своё родовое имение - село Брахлов, где всецело посвящает себя общественному служению в качестве гласного земства (сперва Новозыбковского уезда, а затем и всей Черниговской губернии) и мирового судьи. В течение 9 лет занимает должность председателя Новозыбковского съезда мировых судей.

С открытием в Новозыбкове реального училища Лашкевича избирают почётным попечителем этого учебного заведения. В 1880 году большинством голосов он включён в состав уездного училищного совета. С этого же года состоит попечителем Брахловской народной школы.

Именно А.С. Лашкевич выступил инициатором создания в Новозыбкове первой общественной библиотеки.

В 1876 году он внёс в уездное земство предложение следующего содержания:

Многие из проживающих в г. Новозыбкове и уезде его, сознавая потребность в земской библиотеке, изъявили желание пожертвовать для основания ея деньгами и книгами с тем, чтобы библиотека эта, пользуясь ежегодною субсидиею от земства, была бы учреждена на основаниях, утверждённых правительством для Сосницкой земской библиотеки, при мировом съезде или земской управе, с некоторыми изменениями в ея уставе, именно:

Даровая раздача книг для учителей народных школ; для всехже остальных учредить абонемент: годовой 2 рубля, полугодовой 1 рубль и месячный 25 копеек.

Книги иначе невыдавать, как под обезпечение двоякого рода: а) удостоверение оффициального лица или учреждения в состоятельности подписчика удовлетворить библиотеку за утерянную или испорченную книгу, и б) денежный залог.²

Рассмотрев и удовлетворив поданное ходатайство, земское собрание постановило:

- за основу Новозыбковской земской библиотеки принять устав Сосницкой библиотеки с учётом дополнений, предложенных А.С. Лашкевичем;

- городской управе представить правительству устав библиотеки для утверждения;

- на учреждение библиотеки выделить 200 рублей;

- устройство библиотеки, покупку для неё книг, выписку периодических изданий и сбор пожертвований поручить А.С. Лашкевичу.

С 1876 по 1879 год разными лицами для первой городской библиотеки были пожертвованы 50 рублей и 131 книга, составившие основу библиотечного фонда.

В год открытия в 1879 году избрали специальную комиссию в составе самого А.С. Лашкевича, а также гласных С.С. Зенченко, П.И. Богинского, С.А. Липницкого и заведующего городским училищем господина И.С. Солохненко, которые составили список необходимых периодических изданий и газет.

Земским собранием этот список был утверждён без изменений, а затем передан для исполнения первому попечителю библиотеки С.С. Зенченко.

На протяжении всего времени существования библиотеки Лашкевич уделял особое внимание её развитию. За пожертвованные им на первоначальном этапе 412 книг и 33 рубля из личных средств, а также ежегодные взносы от 12 до 15 рублей, земское собрание в 1880 году выразило Лашкевичу благодарность и предложило стать её попечителем.

Тогда же собрание постановило выписать «Вестник Европы», «Отечественные записки», «Дело», «Голос», «Живописное обозрение», «Русь», «Русскую речь», «Русскую старину» и другие периодические издания.

В 1881-1882 годах произведена подписка на «Русские ведомости», «Художественный журнал», «Заграничный вестник» (всего 19 газет и журналов).

Главный библиотекарь Брянской областной научной библиотеки им. Ф.И. Тютчева Р.К. Пожаринская в статье «Земские библиотеки» пишет:

Деятельность земской публичной библиотеки по отчету за 1913 год получила высокую оценку: «Библиотека является единственной не только в городе, но и во всём уезде, как по своему составу, так и по пользе ею приносимой».

Несмотря на то, что библиотека функционировала только 3 часа в сутки, несмотря на ремонт земского здания, по причине которого библиотека была закрыта два месяца, её посетило 14 211 человек, им выдано 50 тыс. экз.

Земство ассигновало 900 рублей, от подписчиков получено 233 рубля 31 копейки. Библиотека имеет 6094 экз. книг и 380 журналов.³

По неизвестным причинам в 1887 году Лашкевич покидает малую родину и переезжает на постоянное жительство в Киев.

Перед отъездом Александру Степановичу по предложению предводителя дворянства Новозыбковского уезда князя Н.Д. Долгорукова была выражена признательность и благодарность за честное и самоотверженное служение на благо народа и развитие местного земства.

В Киеве Лашкевич начинает печататься в одном из крупнейших историко-этнографических журналов Малороссии - «Киевской Старине».

Незадолго до смерти редактора этого журнала Лебединцева Лашкевич приобретает у него печатное издание и с 1888 года начинает руководить им в полную меру.

Далёкий от всевозможных личных выгод и расчётов, он не щадит собственных средств и направляет все свои силы на поиск опытных специалистов в области журналистики.

Чтобы поднять достоинство своего издания, Александр Степанович посвящает основной материал «... восстановлению местной истории, выяснению характерных особенностей народного мировоззрения, художественного творчества и сложившихся историко-бытовых отношений в южной Руси».⁴

Он старался не только улучшить содержание журнала, но и придать ему более изящный и эффектный внешний вид.

По мнению одного из современников, «Киевская Старина» под редакторством Лашкевича «... расширилась до пределов крупного литературного предприятия и приняла вид издания, раньше никогда не появлявшегося в провинции».⁵

Весной 1889 года здоровье Александра Степановича пошатнулось. По совету медиков он отправился на лето в деревню. По возвращении вместо ожидавшегося улучшения физического состояния у него был отмечен упадок сил.

Несмотря на поразивший недуг, Лашкевич продолжал думать о «Киевской Старине».

Когда по причине расстроенного здоровья и некоторым личным обстоятельствам, затруднявшим издание журнала, один из знакомых посоветовал ему завершить эту работу, Александр Степанович с твёрдостью ответил: «Я душу свою положил в это дело, и не могу от него отказаться».⁶

За несколько дней до смерти, желая выразить, насколько ему дорог журнал, он произнёс: «Киевская Старина» - это мое третье дитя» (после себя Лашкевич оставил двоих детей).⁷

В Киеве А.С. Лашкевич лечился карлсбадскими водами и стал чувствовать себя лучше. Однако в середине сентября с ним случился апоплексический удар, после которого он уже не оправился.

Образовавшийся карбункул (острое гнойно-некротическое воспаление кожи и подкожной клетчатки) сделал положение больного опасным. В ночь с 30 на 31 октября удар повторился и в 10 часов вечера 31 октября он скончался.

Сотрудники журнала потеряли доброго, отзывчивого человека и преданного своему делу издателя-редактора, готового жертвовать всем.

Погребение Александра Степановича состоялось 2 ноября. В половине девятого утра тело покойного доставили в Георгиевскую церковь, где при значительной группе друзей и работников «Киевской Старины» кафедральным протоиереем была совершена панихида.

В полдень гроб вынесли из церкви на руках. Он был украшен венками с надписями «от друзей и товарищей по изданию «Киевской Старины», «от женщин-друзей», «от молодых украинцев».

Несмотря на ненастную погоду и мокрый снег, почитатели проводили Александра Лашкевича на Аскольдову могилу, где в некрополе среди прочих захоронений он и нашёл себе последнее упокоение.

Перед опусканием гроба в могилу товарищ покойного по университету и один из его близких друзей Павел Житецкий (русский филолог и этнограф, член-корреспондент Петербургской Академии наук, доктор русской словесности, автор исследований по поэтике) произнёс глубоко прочувственное слово:

"Добрый товарищ и друг мой! Не для тебя, а для себя и для моих друзей и сверстников моих я хочу сказать здесь несколько слов, чтобы облегчить тяжёлые минуты последней разлуки с тобой.

Из Alma mater нашей, из университета киевского, мы вынесли глубокое уважение к сознательной общественной деятельности, к сознательному труду для блага родины нашей. Мы вынесли из него горячие симпатии к народу русскому в его действительном, а не выдуманном существовании.

Мы вступили на путь общественной жизни при самых счастливых предзнаменованиях. Тогда во всех концах русского мира раздался благодатный призыв к честному труду на пользу народа, выходившего из крепостной неволи. Святым трепетом отозвался этот призыв в сердцах наших, и ты пошёл вместе с другими сеять доброе семя на родной ниве своей"

Прошли годы.

Я не знаю, как мы исполнили наши задачи, как мы осуществили заветные мечтания юности нашей. Знаю только, что мы никогда не были довольны собою, что мы часто искали в самих себе причины наших разочарований и разбитых надежд наших.⁸

Около 3 часов дня родственники, друзья и коллеги разошлись с кладбища. На имя вдовы покойного и редакции были получены сочувственные телеграммы от редакций журналов, общественных учреждений и частных лиц. Память Лашкевича почтили в Киевском и Харьковском исторических обществах.

Заседание исторического общества имени Нестора Летописца, членом которого А.С. Лашкевич состоял с 13 марта 1888 года, открылось речью его председателя профессора Михаила Владимирского-Буданова:

По двум причинам покойный А.С. Лашкевич заслуживает вечной памяти о нём членов исторического общества.

Почти прямо со студенческой скамьи А.С. Лашкевич получил должность мирового посредника в одной из губерний юго-западного края и этим призван был к участию в улучшении быта местных крестьян после восстания 1863 года, т.е. принял активное участие в том великом историческом процессе, в котором надо видеть не только экономическое возрождение нашего края, но и возрождение национальное.

Хотя покойный А.С. Лашкевич играл не первенствующую роль в этом великом деле, но от участников преобразований в крае, предначертанных правительством, и не требовалось громких подвигов; нужно было честное, энергичное отношение к принятым на себя обязанностям, да заботливое участие к нуждам народа, так недавно ещё терпевшего беззаконные несправедливости.

Все эти качества в высокой степени присущи были покойному Лашкевичу, и он честно выполнил гражданский долг.

Другой момент в деятельности покойного А.С. Лашкевича, дающий ему право на вечный диплом почётного члена исторического общества - это издание и редактирование «Киевской Старины» - единственного исторического журнала на всём обширном юге России.

Он вложил всю душу в это дело, положил на него не мало труда и материальных затрат, никогда не думая о личных выгодах.9

Председатель Харьковского историко-филологического общества Александр Потебня предложил почтить память Лашкевича вставанием с мест, а профессор Дмитрий Багалей сделал краткий очерк его биографии.

К сожалению, могила Лашкевича до наших дней не сохранилась. В декабре 1934 года Киевский горсовет постановил уничтожить кладбище под предлогом того, что оно мешало созданию парка.

Единичные могилы были перенесены, остальные в 1935-1936 годах варварски вскрыты и поруганы.

Примечание:

Сноски

1. Киевская старина. Сентябрь, октябрь, ноябрь, декабрь 1887 г. - Киев, 1887. С. 697.
2. Систематический свод постановлений Новозыбковского уездного земского собрания Черниговской губернии 1865-1883 гг. - Киев: Тип. К.Н. Милевского, 1884. С. 268, 269.
3. Из истории библиотек Брянского края. Сборник статей. - Брянск: Брянская областная научная универсальная библиотека им. Ф.И. Тютчева, 2007. С. 28.
4. Киевская Старина. Октябрь, ноябрь, декабрь 1889 г. - Киев, 1889. С. 489.
5. Киевская Старина. Октябрь, ноябрь, декабрь 1889 г. - Киев, 1889. С. 489.
6. Киевская Старина. Октябрь, ноябрь, декабрь 1889 г. - Киев, 1889. С. 490.
7. Киевская Старина. Октябрь, ноябрь, декабрь 1889 г. - Киев, 1889. С. 490.
8. Киевская Старина. Октябрь, ноябрь, декабрь 1889 г. - Киев, 1889. С. 491, 492.
9. Киевская Старина. Октябрь, ноябрь, декабрь 1889 г. - Киев, 1889. С. 493, 494.

Библиография

«Киевская старина». Сентябрь, октябрь, ноябрь, декабрь 1887 г. Киев, 1887.

«Систематический свод постановлений Новозыбковского уездного земского собрания Черниговской губернии 1865-1883 гг.», Киев: Тип. К.Н. Милевского, 1884.

«Свод постановлений уездных земских собраний Черниговской губернии за 1886 г. с приложением смет и раскладок на 1887 г.», Чернигов. Земская типография, 1890.

«Из истории библиотек Брянского края. Сборник статей». Брянск: Брянская областная научная универсальная библиотека им. Ф.И. Тютчева, 2007.

«Киевская Старина». Октябрь, ноябрь, декабрь 1889 г. Киев, 1889.



Комментарии:

Для добавления комментария необходима авторизация.