Авторизация


На главнуюКарта сайтаДобавить в избранноеОбратная связьФотоВидеоАрхив  



Государственная Третьяковская галерея
Источник: Яндекс картинки
03:46 / 18.11.2015

Государственная Третьяковская галерея. Часть II
В 1918 году был создан Национальный музейный фонд, впоследствии названный Государственным. Из национализированных дворцов, особняков, усадеб поступали произведения искусства. Их следовало распределить в музеи по всей стране. На протяжении 1918–1927 годов Государственный музейный фонд был одним из источников пополнения Галереи

В июне 1899 года  Московской городской думой было утверждено "Положение об управлении Третьяковской галереей". Было решено создать попечительский Совет – коллегиальный орган по управлению Галереей. Кроме городского головы князя В.М. Голицына (председателя Совета) в него вошли В.А. Серов – от российских художников, И.С. Остроухов и И.Е. Цветков – от московских коллекционеров. От семьи Третьяковых в Совет вошла вторая дочь П.М. Третьякова Александра Павловна.

Одним из первых вопросов, который следовало решить Совету, был вопрос о жилом доме Третьяковых. В марте 1899 года скончалась Вера Николаевна. Дочери были замужем и жили отдельно. С точки зрения пожарной безопасности пустующий дом  представлял угрозу для коллекции. Было решено перестроить жилую часть дома, органически связав с основными помещениями Галереи.

В перестроенном доме на первом этаже разместили библиотеку Павла Михайловича, помещение для продажи каталогов и фотографий с картин Галереи, гардероб, контору и прочие службы. В мае 1900 года на заседании Совета в присутствии художников В.М. Васнецова, В.Д. Поленова и ряда московских архитекторов, была высказана мысль о том, чтобы фасад Галереи построили в "русском стиле". Эта работа была поручена В.М. Васнецову. Возведение нового фасада началось в 1902 году и было закончено в 1904. Он стал эмблемой Третьяковской галереи. Неудобства, связанные со строительством, не мешали все более растущему потоку посетителей: за 1903 год в Галерее побывало 130 548 человек.

Пристальное внимание члены Совета уделяли приобретению картин современных художников; их интересовало творчество молодых петербуржцев, создавших в 1898 году объединение "Мир искусства", москвичей из Союза русских художников; привлекли внимание экспоненты выставки "Голубая роза".

За первые три года существования Совета было приобретено 67 произведений и среди них "Аленушка" (1881) В.М. Васнецова, произведения Л.С. Бакста, А.М. Васнецова, А.Н. Бенуа, К.А. Коровина, И.И. Левитана, Ф.А. Малявина, работы скульптора П.П. Трубецкого. Тогда же в Галерее появилась "Дама в голубом" (1897–1900) К.А. Сомова, были закуплены картины старых мастеров и среди них портретные работы Д.Г. Левицкого и В.Л. Боровиковского.

В 1899 году наследники Павла Михайловича передали  Совету завещанные Галерее  62 иконы, которые были тщательно изучены известным византологом и специалистом по древнерусскому искусству Н.П. Лихачевым. На основе проведенной им атрибуции в 1904 году была создана экспозиция икон. В ее устройстве принимали участие профессор Н.П. Кондаков, художник В.М. Васнецов, члены Совета Галереи И.Е. Цветков и И.С. Остроухов. Позже, в 1913–1915 годах, при кардинальном изменении всей экспозиции Галереи, предпринятой И.Э. Грабарем, развеска икон была сохранена.

Начатое Третьяковым еще в 1893 году ежегодное издание каталогов продолжалось его преемниками. Несколько выпусков было издано на французском, английском и немецком языках. Они стоили дешево и выполняли роль путеводителя по залам Галереи.

Главной задачей в 1905–1912 годах Совет считал пополнение собрания Галереи новыми работами. Совет приобрел у авторов выдающиеся произведения: "Вихрь" (1905) – у Ф.А. Малявина, "Элизиум" (1906) – у Л.С. Бакста;  в 1907 в Галерее появились "Изумрудное ожерелье" (1903–1904) В.Э. Борисова-Мусатова и "Фантазия на версальскую тему" (1906) А.Н. Бенуа, в 1910 – "За туалетом. Автопортрет" (1909) мало кому тогда известной З.Е. Серебряковой и "Из окна старого дома. Введенское" (1897) рано умершей М.В. Якунчиковой-Вебер.

В эти годы продолжала создаваться интересная коллекция картин В.А Серова  и среди них "Похищение Европы" (1910). Не менее интересно во времена попечительства И.С. Остроухова развивалось пополнение Галереи полотнами старых мастеров. Портреты Ф.С. Рокотова, Д.Г. Левицкого, В.Л. Боровиковского, картины Н.Н. Ге, И.Е. Репина украсили коллекцию.

Видные музейные деятели, приглашенные в качестве экспертов, обследовав состояние Третьяковской галереи в 1911 году, в своем заключении отмечали необходимость коренной перестройки экспозиции: "Музей искусств, – значилось в заключении, – это стройный, цельный организм и прежде всего сам – явление эстетическое".

2 апреля 1913 года Московская городская дума избрала попечителем Третьяковской галереи Игоря Эммануиловича Грабаря, видного художника, архитектора и историка искусства. В состав Совета Галереи вошли Р.И. Клейн и А.П. Ланговой. От семьи П.М. Третьякова в Совет вошла старшая дочь Вера Павловна Зилоти. От прежнего состава Совета  в нем остался князь Сергей Александрович Щербатов, живописец и коллекционер.

1910-е годы – время бурного развития искусствознания и появления новой науки – музееведения. Еще до избрания попечителем Галереи И.Э. Грабарь отмечал популярность музеев. Он осознавал, что задача преобразований в Третьяковской галерее имеет многоплановый характер – художественный, научный, просветительский, общественный.

Главное, чем ознаменовано время "правления" Грабаря, по его словам, это проведение в Галерее необходимых реформ, превращение ее в "музей европейского типа".

В начале декабря 1913 года, к пятнадцатой годовщине смерти основателя Галереи, реформированный музей был открыт для публики. Считалось, что новая развеска в основном закончена, на самом деле завершился лишь первый, наиболее трудоемкий этап. Фактически работы в экспозиции продолжались до второй половины декабря 1915 года. В январе 1916 года представители думы осмотрели новую экспозицию. Двенадцатью голосами против двух  комиссия одобрила огромный труд, связанный с переустройством экспозиции.

По своей структуре она была разделена на две большие части, соответствующие этажам Галереи. Экспозиционный маршрут начинался с древнерусского искусства и в соответствии с хронологической последовательностью важнейших этапов развития русской живописи шел по кольцу залов вплоть до произведений художников 1900-х годов.

В залах нижнего этажа размещались рисунки, акварели, пастели, работы иностранных мастеров, картины живописцев, не представленных в Галерее при жизни Павла Михайловича. В залах иностранных художников новшеством экспозиции стала коллекция картин из собрания Михаила Абрамовича Морозова. Она поступила согласно его завещанию в дар Галерее в 1910 году. Здесь были представлены шедевры К. Моне, Э. Манэ, О. Ренуара, В. ван Гога, П. Гогена и других художников. Ныне они составляют гордость Эрмитажа и Государственного музея изобразительных искусств имени А.С. Пушкина.

В ходе реорганизации Галереи разворачивалась работа по инвентаризации и атрибуции произведений, их реставрации и фотографированию. Грабарь ставил цели не только хранительские, но и издательские. Все негативы, хранившиеся в издательстве Кнебеля, погибли в 1915 году в погроме, связанном с событиями Первой мировой войны. В 1916 году Грабарь снова возобновил работу по фотографированию произведений Галереи.

Одно из центральных мест в деятельности Галереи в 1913–1917 годах по-прежнему занимали вопросы ее комплектования. Но к этому времени изменились условия художественного рынка. Накануне и особенно в период Первой мировой войны произошло резкое подорожание произведений искусства, особенно "старины". Многие нувориши кинулись скупать картины, а возросший интерес к иконам и живописи XVIII – первой половины XIX века затруднял пополнение музея.

Бюджет Галереи не мог выдержать подобной конкуренции. Тем не менее в Галерее появились произведения М. Шибанова, эскизы К.П. Брюллова, "Портрет А.М. Измайловой" (1759) работы А.П. Антропова, портреты кисти Д.Г. Левицкого, "Портрет А.С. Пушкина" (1827) О.А. Кипренского, долгие годы желаемый Третьяковым.

В коллекцию поступили портрет М.М. Антокольского (1884) работы В.М. Васнецова, картины художников конца XIX – начала ХХ века А.П. Рябушкина, К.А. Коровина, В.Э. Борисова-Мусатова, А.Н. Бенуа, театральные эскизы Б.М. Кустодиева. Новыми в экспозиции были графические работы В.А. Серова и пейзажи И.И. Левитана, скульптурные произведения С.М. Волнухина и А.С. Голубкиной. Наконец,  молодежь – П.В. Кузнецов, М.С. Сарьян, Н.С. Гончарова, И.И. Машков, П.П. Кончаловский и К.С. Петров-Водкин теперь тоже были представлены в Галерее.

Основные итоги перестройки и комплектования музея получили отражения в каталоге Галереи, вышедшем в 1917 году. Он отличался от предыдущих: это был научный каталог, в котором фиксировался состав собрания вплоть до 1917 года. Но он выполнял и функцию путеводителя по новой экспозиции. В каталоге впервые появились очерки о Павле Михайловиче и Сергее Михайловиче Третьяковых и истории Галереи. Каталог включал новый план расположения экспозиции и залов, давал четкую схему исторического развития русского искусства.

Революционные события февраля 1917 года подтолкнули И.Э. Грабаря к созданию в Москве Союза деятелей художественных хранилищ, получившего к концу года новое название – Московский союз деятелей музеев и частных хранилищ. Первым председателем Союза стал Грабарь. Из членов Совета Галереи в него вошли Р.И. Клейн, А.М. Скворцов, Н.Г. Машковцев. Грабарь в письме к А.Н. Бенуа от 2 июня 1917 года, советуя создать в Петрограде такое же объединение, подчеркивал, что в него входят "не одни музееведы, но и частные коллекционеры, т.е. владельцы собраний, имеющих общественное значение".

Тогда-то в Галерею стали поступать на временное хранение  работы из многих коллекций, в частности из собрания М.С. и Х.С. Барышниковых, в котором помимо произведений иностранных мастеров, была и "Кружевница" (1823) В.А. Тропинина.

С апреля по декабрь 1917 года на временное хранение поступили картины и рисунки из собраний Е.В. Борисовой-Мусатовой и М.П. Рябушинского. Таким же образом в Галерее оказалось собрание В.О. Гиршмана, в котором были такие шедевры, как "Демон (сидящий)" (1890) М.А. Врубеля, "Портрет Г.Л. Гиршман" (1907) работы В.А. Серова, полотна З.Е. Серебряковой, К.А. Сомова, В.И. Сурикова, П.А. Федотова и И.И. Шишкина.

Знаменитый "Портрет А.А. Челищева" (1808–1809) кисти О.А. Кипренского, выдающиеся произведения Ф.С. Рокотова, Д.Г. Левицкого, В.А. Тропинина, А.Г. Венецианова,  украшающие ныне Галерею, происходили из коллекции Е.П. Носовой.

К поступившим в 1910 году согласно завещанию М.А. Морозова произведениям В.М. Васнецова, М.А. Врубеля, К.А. Коровина, И.И. Левитана и др. добавились переданные в 1917 году на временное хранение многочисленные работы художников-современников и среди них шедевр В.А. Серова "Мика Морозов" (1901).

Благодаря появлению этих и многих других произведений из частных коллекций (временное оказалось постоянным) Галерея стала к 1918 году выдающимся собранием произведений национального искусства.

3 июня 1918 года Совнарком издал Декрет, который объявлял Третьяковскую галерею "государственной собственностью Российской Федеративной Советской Республики". С этого момента музей стал называться Государственной Третьяковской галереей.

Положение Галереи перед национализацией было катастрофическим. Всякие ассигнования на содержание музея прекратились: отсутствовали  средства на топливо, на зарплату служащим, не говоря уже о пополнении коллекции. После национализации директором Галереи был назначен И.Э. Грабарь, а также сформирован Научно-художественный совет, куда, помимо директора, входили хранители.

При активном участии Грабаря в 1918 году был создан Национальный музейный фонд, впоследствии названный Государственным. Необходимость в подобном  учреждении была связана с тем, что из национализированных дворцов, особняков, усадеб поступали произведения искусства. Их следовало распределить в музеи по всей стране. На протяжении 1918–1927 годов Государственный музейный фонд был одним из источников пополнения Галереи.

Из фонда в Третьяковскую галерею пришли как отдельные произведения, так и целые собрания – князя  С.А. Щербатова, П.И. и В.А. Харитоненко, К.Ф. Арцыбушева, И.А. Морозова, М.П. Рябушинского. Подводя итоги деятельности Галереи за 1918–1922 годы, Научно-художественный совет отмечал, что ее коллекция увеличилась почти на 50%, "причем среди поступивших вещей значительная часть должна быть признана  первоклассной".

Много сил приходилось тратить на то, чтобы сберечь и сохранить накопленные сокровища в трудные годы  гражданской войны и разрухи. Не было топлива и освещения. По вечерам Москва погружалась во мрак. Единственный ближайший к Галерее фонарь был у Водоотводного канала. В результате холода и сырости картины в Галерее начали покрываться плесенью и грибком. Отдел реставрации старался бороться с этими опасностями. В 1919 году во главе реставрационной мастерской становится художник А.А. Рыбников.

Начиная с 1922 года жизнь музея постепенно стабилизируется, в связи с этим возникла потребность показать то новое, что появилось в нем. К 1924 году у Галереи существовало 4 филиала.

1. Государственная Цветковская галерея, имевшая выдающуюся коллекцию рисунков и живописи, в 1925 году была присоединена к Третьяковской галерее; основная часть собрания попала в Галерею в 1926–1927 годах.

2. Музей иконописи и живописи имени И.С. Остроухова, включавший памятники древнерусского искусства – иконы, мелкую пластику, шитье, рукописные книги и произведения светского характера. Основная часть собрания поступила в Галерею в 1929 году.

3. Пролетарский музей Рогожско-Симоновского района, который использовался также для размещения фондов Галереи. Среди поступивших из него произведений особого внимания заслуживают работы из Музея имени А.В. Луначарского, созданного на основе коллекции И.С. Исаджанова.

4. Музей живописной культуры, вобравший в себя современную живопись авангардного направления, расформированый в 1928 году. Часть его собрания в 1929 году попала в Галерею, остальное – в провинциальные музеи.

Важное значение в комплектовании фондов имела передача Галерее в 1925 году произведений русской живописи из Московского Публичного и Румянцевского музеев. Это были коллекции известных собирателей – М.М. Львовой, А.П. Бахрушина, С.А. Щербатова и К.Т. Солдатенкова. В Московском Публичном и Румянцевском музеях остался лишь шедевр А.А. Иванова "Явление Христа народу (Явление Мессии)" (1837–1857), который вместе с этюдами и эскизами передали в Галерею в 1932 году. Тогда для этой картины был построен специальный зал.

Галерея стала обладательницей собрания  Ф.И. Прянишникова, о котором в молодости так мечтал П.М. Третьяков. В этой коллекции были первоклассные картины А.Г. Венецианова, Д.Г. Левицкого, Ф.М. Матвеева, В.А. Тропинина, К.А. Сомова и П.А. Федотова.

В середине 1920-х годов Галерея перестала принимать картины иностранных мастеров, которые попадали из Музейного фонда.  В 1925 году полотна из собрания Сергея Михайловича Третьякова были переданы в Музей изящных искусств (ныне ГМИИ). В 1927 году из ликвидированного Государственного музейного фонда началась передача работ, отобранных для Галереи. Произведения русской живописи из коллекции И.А. Морозова, переданные в 1927 году, и сегодня украшают музей.

В течение 1920–1930-х годов широкие контакты, возникшие у Галереи с крупнейшими музеями страны, позволили заполнить пробелы в ее коллекции. Несколько значительных работ петровской эпохи передала Оружейная палата. Два портрета И.Н. Никитина, "Портрет П.А. Демидова" (1773) кисти Д.Г. Левицкого были получены из Русского музея. Из бывшего собрания Сената поступили парадные портреты – "Портрет Петра III" (1762) кисти А.П. Антропова и "Портрет императрицы Елизаветы Петровны" (1743) кисти И.Я. Вишнякова.

Итогом собирательской деятельности Галереи стали систематические выставки, устраиваемые в ее стенах. Первая была задумана И.Э. Грабарем еще до национализации музея. Ее осуществили в 1918 году под названием "Художественные произведения московских частных собраний, выставленных временно в Третьяковской галерее". В эти годы возникла необходимость монографически рассмотреть творчество крупных мастеров. В 1919 году организована выставка К.А. Сомова, в 1922 – Д.Г. Левицкого, в 1920–1921 – М.А. Врубеля, в 1923 – Ф.С. Рокотова, в 1924 – В.Д. Поленова, И.Е. Репина, в 1927 – В.И. Сурикова.

Внимание было обращено на тех, кто пришел в искусство в самом начале ХХ века, – это Н.П. Крымов, П.П. Кончаловский (обе выставки 1922) и Р.Р. Фальк (1924). Осуществлены выставки объединений "Голубая роза" (1925) и "Бубновый валет" (1927). В 1925 году демонстрировалась выставка "У истоков русской живописи", приуроченная к 200-летию Академии наук. Тогда же была развернута выставка, посвященная творчеству И.С. Остроухова.

К середине 1920-х  годов Галерея утверждается в новом качестве просветительского учреждения. В 1926 году организован методически-просветительский отдел, который занялся экскурсионным и лекционным делом, что с тех пор стало одним из важнейших направлений музейной работы. Отдел видел свою ближайшую цель в выпуске кратких путеводителей, адресованных самой широкой аудитории, и в работе со зрителями. Среди первых изданий отдела сборник "Изучение музейного зрителя" – возможно, единственный в то время.

В связи с увеличением фондов многие экспозиционные залы были отданы под запасник для картин (в залах и запасниках скопилось около 15 тысяч произведений, многие из которых не были окончательно закреплены за музеем).  К 1923 году экспозиция, которую с таким вдохновением создавал И.Э. Грабарь, сильно изменилась.

Академик архитектуры А.В. Щусев, ставший директором в 1926 году, и сменивший его на этом посту М.П. Кристи много сделали для расширения имеющегося помещения и пристройки нового. В 1927 году Галерея получила соседний дом по Толмачевскому переулку (бывший дом Соколикова). После перестройки в 1928 году он превратился в служебное здание, где разместилась администрация Галереи, научные отделы, библиотека, отдел рукописей, фонды графики. К Галерее это здание присоединялось специальной пристройкой.

В 1928 году коренным образом были переоборудованы отопление и вентиляция. В 1929 году Галерея была электрифицирована (до этого она была открыта для посетителей лишь в дневное время).

В 1928 года строилась по хронологическому принципу. Она начиналась, как и сегодня, на втором этаже произведениями XVIII века. Благодаря присоединению многих коллекций собрание живописи этого периода не уступало ни по количеству, ни по качеству экспозиции искусства второй половины XIX века. Нижний этаж (14 залов) был отведен художникам рубежа XIX–ХХ веков и современным мастерам. Особенно широко было представлено творчество К.А. Коровина, В.А. Серова, М.А. Врубеля. В трех последних залах демонстрировалось современное искусство.

В 1930 году была создана "Опытная комплексная марксистская экспозиция" по искусству XVIII – первой половины XIX века, в которой искусство прошлого попытались соединить с задачами революции. Показывались произведения на основании "классового истолкования явлений искусства". Помимо картин в экспозицию вводились предметы быта, фотоснимки, подробный этикетаж. Порочность подобного подхода привела к вульгаризации показа произведений искусства.

В те годы основополагающим во всех видах деятельности музея становится социологический подход. Выставки строятся главным образом по тематическому принципу: "Антиалкогольная" (1929), "Красная Армия в советском искусстве" (1930), "Революционная и советская тематика" (1930), "Плакат на службе пятилетки" (1932).

Здание закрытой в 1929 году церкви Святителя Николая в Толмачах в 1932 было передано Галерее и стало запасником живописи и скульптуры. Позже оно было соединено с экспозиционными залами заново выстроенным двухэтажным корпусом, верхний этаж которого был специально предназначен для экспонирования картины А.А Иванова "Явление Христа народу (Явление Мессии)" (1837–1857). Также был  построен переход между залами, расположенными по обе стороны от главной лестницы, что обеспечило непрерывность обзора.

В результате этих перемен увеличилась экспозиционная площадь музея и началась работа над созданием новой концепции размещения произведений. К недостатку этой экспозиции следует отнести отсутствие произведений древнерусского искусства и малое количество графики и скульптуры.

В 1934–1935 годах была осуществлена новая экспозиция. Галерея вернулась к прежней историко-хронологической развеске. Вновь появился раздел древнерусского искусства. Крупнейшие мастера, как и раньше, были представлены монографически. Формирование коллекции современного искусства привело к необходимости создания в 1931 году отдела советского искусства, характер коллекции которого определился в 1933 году, когда в Галерею были переданы картины и скульптура с юбилейных выставок "Художники РСФСР за 15 лет" и "15 лет РККА" – произведения П.Д. Корина, А.А. Дейнеки и П.П. Кончаловского.

Существенным новшеством, превратившим Галерею в музей многонационального советского искусства, стало решение собирать и показывать наиболее интересные произведения живописи, графики и скульптуры художников советских республик. К середине 1930-х годов советский отдел имел свыше 500 картин, около 100 скульптур, более 4 000 графических произведений. Со второй половины 1930-х годов в Галерее появилась традиция сопровождать выставки научными конференциями, на которые приглашались специалисты из разных городов и республик.

В 1936 году было завершено строительство нового двухэтажного корпуса с северной стороны основного здания. Сооруженный по проекту А.В. Щусева, мастерски соотнесенный с исторической частью и васнецовским фасадом, "щусевский корпус" органически вошел в панораму Лаврушинского переулка. Его просторные залы (четыре – в верхнем этаже и четыре – в нижнем) сначала использовались для выставок, а с 1940 года были включены в основной маршрут экспозиции.

1930-е годы были временем празднования юбилеев многих художников. За пять лет Галерея организовала семь всесоюзных монографических выставок: в 1934 – выставка произведений В.Г. Перова (к 100-летию со дня рождения), в 1935 – В.А. Серова (к 70-летию со дня рождения), 1936 – И.Е. Репина, 1937 – В.И. Сурикова и И.Н. Крамского (к 100-летию со дня рождения), 1938 – И.И. Левитана  и в 1939 – О.А. Кипренского. К ним можно добавить две тематические выставки 1939 года – юбилейная, посвященная 100-летию со дня смерти А.С. Пушкина и выставка "Русской исторической живописи". В 1941 году состоялась выставка "Лучшие произведения советских художников".

В 1920-е годы главным считалось показать современное искусство в его различных направлениях, в 1930-е этот метод был осужден как позиция "мнимой объективности". Началась борьба с формализмом. Из экспозиции Галереи на 25 лет изгоняются "левые" художественные группировки 1910–1920-х годов. В ее залах во всей полноте был представлен ставший господствующим в искусстве метод соцреализма.

С первых недель Великой Отечественной войны основной задачей коллектива Государственной Третьяковской галереи было спасение и сохранение уникальных памятников национальной культуры. Фронт приближался. Враг бомбил Москву.

Под управлением Комитета по искусству при СНК СССР, в чьем ведении находилась Галерея, начали подготовку к эвакуации. В несколько дней под руководством директора А.И. Замошкина, главного хранителя Е.В. Сильверсван и заведующего реставрацией Е.В. Кудрявцева провели реэкспозицию всего музея. Картины были убраны со стен, вынуты из рам и сняты с подрамников. В первую очередь паковали особо ценные произведения "первой категории". Работали с утра до поздней ночи.

Основная нагрузка легла на плечи реставраторов, им потребовались не только немалые познания, но и изобретательность. Так, "больную" картину И.Е. Репина "Иван Грозный и сын его Иван 16 ноября 1581 года" с постоянно возникающими осыпями красочного слоя положили между двумя листами фанеры, обшитыми плотной фланелью, и закрепили амортизаторами в ящике. При консервации маленьких и средних картин  использовали "кассетный" способ укладки, а большие полотна наворачивали на валы, закладывали в оцинкованные цилиндры и только потом  в ящики. 

Так были упакованы картины А.А. Иванова,  В.И. Сурикова,  А.М. и В.М. Васнецовых. В первых числах июля в нижних залах Галереи уже громоздились сотни замаркированных и опломбированных ящиков с вложенной поящичной описью художественных произведений.

13 июля вышло распоряжение председателя Совета по эвакуации при СНК СССР Н.М. Шверника о вывозе по железной дороге уникальных произведений из Государственной Третьяковской галереи и других головных музеев столицы. Из Лаврушинского переулка в сторону Казанского вокзала потянулись крытые грузовики. Через один день эшелон (17 вагонов) увозил в глубь страны 235 ящиков с экспонатами Галереи.

Вместе с ними были погружены еще 603 ящика: из собраний Государственного музея нового западного искусства, Государственного музея изобразительных искусств им. А.С. Пушкина, Музея восточных культур. Сопровождали груз сотрудники музеев; от Государственной Третьяковской галереи – заведующий реставрацией Е.В. Кудрявцев, художник-реставратор К.А. Федоров и др. Отвечал за весь груз директор Третьяковской галереи А.И. Замошкин.

В 20-х числах июля прибыли в место назначения – Новосибирск. Одиннадцать человек с помощью красноармейцев перенесли ящики в недостроенное здание Оперного театра. Сначала под хранилища музейных фондов заняли только огромные кольцевые фойе первого и второго этажей. Ящики ставили рядами по музеям и видам искусства вплотную один к другому, в два, а иногда и в три яруса.

Временное хранилище музейных фондов с иконами Андрея Рублева и Дионисия, картинами И.Е. Репина, В.И. Сурикова, В.М. Васнецова, Рубенса, Рембрандта, Матисса, гравюрами Хокусая, восточными масками, редкими музыкальными инструментами назвали в честь любимого национального музея филиалом Государственной Третьяковской галереи. Директором назначили А.И. Замошкина.

С первых же дней пребывания на сибирской земле началась тяжелая, реставрационно-хранительская работа: круглосуточные дежурства в хранилищах, ночные обходы, контрольные вскрытия ящиков.  
А в Москве в ночь с 11 на 12 августа 1941 года в результате налетов вражеской авиации две фугасные бомбы упали на здание Государственной Третьяковской галереи. На крыше в нескольких местах было разрушено стеклянное покрытие.

Рухнуло  межэтажное  перекрытие  верхнего  зала  №6 и нижнего №49. Пострадал главный вход. В гардеробе подвального этажа разбило полы. Вышли из строя отопительная и вентиляционная системы. Несколько месяцев спустя, в ночь с 12 на 13 ноября, упала еще одна фугасная бомба на территорию Галереи. Был разрушен двухэтажный жилой дом. Шесть сотрудников Галереи и их семьи остались без крова, пострадал гараж.

Буквально за день до августовской ночной бомбежки успели снять и упаковать вмонтированный в окно нижнего зала №29 витраж "Рыцарь" из цветного стекла работы М.А. Врубеля. Первое попадание в Галерею ускорило вторую отправку художественных произведений в тыл. В середине августа огромная баржа постройки 1913 года отплыла от Московского речного вокзала. В сухом трюме поместились 84 ящика (40 – с произведениями из основного галерейского собрания, 44 – с работами И.И. Бродского). Здесь же разместили ящики и других музеев Москвы. Груз сопровождали старший научный сотрудник М.М. Колпакчи и реставратор И.В. Овчинников.

В районе завода им. Сталина (ныне им. Лихачева) они попали в полосу воздушного боя. Тем не менее благополучно доплыли до города Горького (ныне Нижний Новгород), где не только починили крышу баржи, но и взяли на борт художественную коллекцию Государственного Русского музея. Далее вверх по Каме к месту назначения – в город Молотов (ныне Пермь). До конца эвакуации М.М. Колпакчи и И.В. Овчинников самостоятельно несли ответственность за грузы Галереи в Молотове, считаясь хранителями филиала в Новосибирске.

В Москве, в Лаврушинском переулке, и после отправки второй очереди, продолжалась упаковка художественных произведений, размещение ящиков в более безопасные места (бомбоубежища, запасники). К 20 сентября 1941 года было готово к отправке еще 338 ящиков, хотя сотрудников в Галерее оставалось все меньше. В первые дни войны многие ушли в армию или в народное ополчение. К зиме 1942 года, в связи с эвакуацией музея, коллектив значительно сократили, в штате числилось менее тридцати человек.

В залах было холодно, отопление не работало, везде гулял ветер, в щели залетал снег. В таких условиях становилось крайне тяжело хранить экспонаты. 26 ноября состоялась третья очередь эвакуации художественных произведений Галереи. В Новосибирск вывезли еще 109 ящиков.

К концу 1941 – началу 1942 года в Оперном театре Новосибирска было сосредоточено огромное количество художественных и культурных ценностей мирового значения. Прибыли экспонаты ленинградских музеев (республиканского значения), горьковского, смоленского и сумского музеев. В фонды филиала были приняты эвакуированные первоначально в Абакан ценности украинских музеев. В сентябре 1942 года состоялась четвертая, завершающая очередь эвакуации художественных произведений Третьяковской галереи из Москвы.

Но деятельность в Лаврушенском переулке не прекратилась. Небольшой коллектив во главе с исполняющим обязанности директора Галереи С.И. Прониным  продолжал хранить более 26-ти  тысяч оставшихся  экспонатов, в основном, графику, иконы и мебель, а также 12 ящиков с упакованными произведениями. В 1941-1943 годах велась значительная работа по учету и хранению нескольких тысяч рам и подрамников от вывезенных картин.

А сотрудники филиала в Новосибирске, отвечая за сохранность доверенных им коллекций, сталкивались с самыми неожиданными обстоятельствами. Они боролись с молью, крысами, мышами, цементной пылью, протечками и бытовыми возгораниями у нерадивых соседей. Ловили неизвестных лиц, которые иногда проникали в запасники. Самое непредвиденное случилось в марте 1942 года, когда власти Новосибирска решили приютить в здании, где разместили музейные фонды, Белорусский театр оперы. Пришлось передвигать ряд запасников, издавать устрожающие дисциплину приказы.

Позже спектакли в театре отменили, но все же к середине 1943 года в здании находились штат достраивающегося театра, Гастрольно-концертное объединение, Театральный институт, склад Тонфильма, склад Южэлектромонтажа, склад Авиаглавснаба, Мехкузнечный завод №5. Такое соседство создавало дополнительные сложности при хранении фондов, которые располагались на всех этажах здания.

Одновременно с консервацией и эвакуацией в  Третьяковской галерее, а потом и в филиале велась напряженная просветительская работа. С первых дней войны проводились лекции и беседы в агитпунктах на вокзалах, в воинских частях, в госпиталях и школах. Чтение лекций, докладов, бесед проводили не только в Москве и  Новосибирске, но и в Томске, Соликамске, Красноярске, Молотове.

За время эвакуации только научные сотрудники филиала прочитали около 1 500 лекций о русском искусстве, на которых присутствовало свыше 80 000 слушателей. Позднее  вместе с лекциями, на материале фотографий и репродукций стали организовывать передвижные выставки, которые пользовались большой популярностью. Было составлено 23 комплекта выставок, две из них обслуживали непосредственно фронт.

Несмотря на разрушения, в Третьяковской галерее в Москве велась активная выставочная деятельность. Уже к концу напряженного, холодного 1941 года начали подготовку выставки "Работы московских художников в дни Великой Отечественной войны", выпустили каталог. Выставка проходила с 15 июля по 15 сентября 1942 года в залах Государственного музея изобразительного искусства имени А.С. Пушкина.

В 1942 году начали восстанавливать здание Галереи. К осени в 13 залах остеклили фонари крыши и окна, привели в порядок паркет, покрасили стены, починили отопление и вентиляцию. 7 ноября в отремонтированных залах открыли Всесоюзную художественную выставку "Великая Отечественная война".

В течение 1942–1943 годов и в начале 1944 с небольшим перерывом продолжали ремонт Галереи. За это время в ее залах было устроено девять художественных выставок. Самой значительной явилась Всесоюзная художественная выставка "Героический фронт и тыл", проходившая в Москве с ноября 1943 по октябрь 1944 года.

С 1943 по 1944 годы одна за другой в стенах Галереи состоялись персональные выставки ряда советских художников. Почти все они  сопровождались каталогами. Летом 1944 года торжественно отметили столетие со дня рождения И.Е. Репина.

Выставочная деятельность в Новосибирске имела свою особенность. За неимением достаточного места в Оперном театре выставки приходилось устраивать в разных помещениях. Реставраторы следили за температурно-влажностным режимом. Научные сотрудники делились на постовых-дежурных и консультантов-экскурсоводов.

Первая наиболее значительная выставка "Лучшие произведения советского изобразительного искусства" открылась в мае 1942 года в зале заседаний Новосибирского горсовета. Осенью, потеснив один из запасников, в Новосибирском оперном театре, наконец, открыли выставку "Русское реалистическое искусство ХVIII–ХХ веков".

Впервые на сибирской земле были показаны художественные произведения из основного собрания Третьяковской галереи. Зрителей знакомили с шедеврами В.Л. Боровиковского, И.Е. Репина, В.И. Сурикова, В.М. Васнецова, Ф.И. Шубина. В 1942 году в Новосибирске филиал Галереи совместно с сибирскими художниками устроил отчетную выставку "Художники Сибири в дни Великой Отечественной войны".

С конца 1941 года по осень 1944 было организовано около 20 выставок, которые посетили свыше 500 000 человек. Многие выставки сопровождались каталогами, изданными на грубой серой бумаге. В 1942 году отметили первую большую дату в истории Галереи: 50 лет со дня передачи П.М. Третьяковым своего собрания городу Москве. Был выпущен альбом репродукций из живописного собрания Галереи.

На протяжении тридцати месяцев в Москве, Новосибирске и Молотове (Перми) не прекращалась научная работа. Сотрудники продолжали трудиться над индивидуальными темами, некоторые во время войны защитили кандидатские диссертации. Реставраторы филиала разрабатывали проблему длительной консервации произведений живописи и скульптуры. В 1943–1944 годах, с продвижением фронта на запад, появился новый род деятельности – всесоюзные и зарубежные командировки по обследованию памятников культуры и причиненного им ущерба.

Работа требовала огромного напряжения. Холод, недоедание, тяжелые бытовые условия (в Новосибирске в одной комнате иногда жили две семьи) были фоном трудовой деятельности. Символом времени являлись и обязательные наряды на лесозаготовки, торфоразработки.

В 1943 году был издан приказ об активизации учета и хранения эвакуированных музейных фондов, приведения их в готовность. Срок возвращения в Москву зависел от состояния здания Галереи. И хотя в 1944 году из 52 залов было отремонтировано только 40,  инженеры-строители, осмотрев его, пришли к выводу о возможности возвращения коллекции. 9 октября 1944 года вышел приказ о реэвакуации. 30 октября тридцать сотрудников филиала Галереи получили пропуск на въезд в Москву.

В ноябре  на Казанский вокзал прибыл 41 ящик из Молотова, а через две недели еще 572 ящика из Новосибирска с уникальными произведениями русской национальной сокровищницы.

За несколько дней до приезда коллекции в здании Галереи снизили температуру до 5 градусов. Чтобы не было резких  перепадов, ящики стояли не распакованными несколько дней для адаптации художественных произведений, попавших из холодного, сырого климата в сухое теплое помещение. Наконец раскрыли ящики и раскатали валы.

Комиссия в составе представителей Комитета по искусству, ведущих реставраторов и искусствоведов Москвы нашла все экспонаты в отличном состоянии. Ничто не пострадало, даже картина И.Е. Репина "Иван Грозный и сын его Иван 16 ноября 1581 года". Одновременно с распаковкой продолжался ремонт залов: штукатурка стен, циклевка полов и остекление световых фонарей в потолочных проемах.

При утверждении планов реэкспозиции решили довоенную не восстанавливать. Новая  строилась прежде всего по хронологическим разделам русского искусства и монографическому принципу. Сотни отреставрированных картин были натянуты на подрамники и вставлены в подновленные, покрытые бронзой рамы. Особенную трудность представляли для повески огромные  полотна  А.А. Иванова "Явление Христа народу (Явление Мессии)" и В.И. Сурикова "Боярыня Морозова". Каждое поднимали и крепили к стене около 30 человек.

17 мая 1945 года Государственная Третьяковская галерея первая cреди музеев, возвратившихся из эвакуации, распахнула двери перед благодарной публикой. С утра огромное количество посетителей заполнило Лаврушинский переулок. Были приглашены представители дипломатического корпуса, военные, ведущие ученые, писатели, артисты и художники.

В 13 часов в зале В.И. Сурикова началось торжественное собрание. Радость и гордость переполняли сердца участников. Общее настроение передал в своем выступлении академик И.Э. Грабарь: "Открытие Третьяковской галереи – подлинный праздник советского искусства. Ее открытие – радость для всех трудящихся, всей интеллигенции, для художников, которым она нужна, как воздух, как дыхание, для любителей искусства".



Комментарии:

Для добавления комментария необходима авторизация.