Авторизация


На главнуюКарта сайтаДобавить в избранноеОбратная связьФотоВидеоАрхив  

Народный праздник на Ходынском поле в Москве по случаю священного коронования императора Александра II (фрагмент). 1856 г.
Автор: Зичи Михаил Александрович
Источник: Яндекс картинки
09:12 / 27.05.2021

Как Чёрное море по Ходынскому полю разлилось
Ходынское поле к концу XIX века могло считаться традиционным местом для гуляний, первое празднование состоялось 10 июля 1775 года во время правления Екатерины II. В 1856 году на Ходынке вновь состоялся народный праздник по случаю Коронации Александра II, а в 1883 году - в честь коронации Александра III. Все перечисленные торжества прошли идеально

Во второй, еще не опубликованной части-главе «Принцип прецедента» дилогии «Кровавая заря Ходынки» есть небольшой раздел «Выбор места», который ввиду краткости позволю привести здесь целиком:

«Прежде всего следует развеять самое распространенное мнение о том, что Ходынское поле всегда служило только местом учений и маневров войск Московского округа, что оно было перерыто окопами, и непонятно, как в голову московских властей могла прийти идея, устраивать на этом поле коронационные народные гуляния.

На самом деле Ходынское поле к концу XIX века вполне могло считаться традиционным местом для таких гуляний.

Начало гуляниям послужили торжества по случаю заключения Кучук-Кайнарджийского мира в победоносной Первой турецкой войне (1768-1774) императрицы Екатерины II. Сам мир был заключен 10/23 июля 1774 года, а празднование состоялось год спустя 10 июля 1775 года.

Потом был 80-летний перерыв, но затем в 1856 году на Ходынке вновь состоялся народный праздник по случаю Коронации Александра II, а в 1883 году – аналогичное мероприятие в честь коронации Александра III. Только во время коронации Николая I народ, как мы знаем, гулял на Девичьем поле.

Все перечисленные торжества прошли идеально, и неприятностей от народного праздника в коронацию Николая II также не предвиделось».

Далее в «Принципе прецедента», как убедится читатель, описаны народные праздники на коронациях обоих Александров, а вот на праздник по поводу победы русского оружия в столь важной для России войне, я, когда писал книгу, как-то не обратил внимания.

Между тем, это было вероятно самое грандиозное из действ, творимых когда-либо на Ходынском поле. На него и сейчас стоило бы взглянуть, даже если для этого пришлось бы отмахать десяток-другой верст пешим ходом. Сейчас сами убедитесь.

Менять сложившийся текст «Кровавой зари» я не стал, и «Описание действий бывших в Москве на Ходынке в июле 1775 года» можно рассматривать как некое дополнительное введение к «Принципу прецедента».

Сначала несколько слов о самом Кучук-Кайнарджийском мире.

Кучук-Кайнарджийский мир, или вернее мирный договор между Россией и Османской империей, был заключен 10/23 июля 1774 года в лагере при деревне Кучук-Кайнарджи (ныне натовско-болгарской) и завершил Первую турецкую войну императрицы Екатерины II.

Этим договором ознаменован момент, с которого начинается постепенное ослабление Османской империи и одновременно с этим возрастание влияния России на Балканском полуострове.

Именно договор 1774 года начал процесс присоединения к Российской империи территории Северного Причерноморья, Кубани и причерноморских областей Грузии, завершившийся в 1810-х годах с присоединением Бессарабии и завоеванием западной Грузии.

Медаль в честь Кучук-Кайнарджийского мира. 1774 год. Прорись

В общем – хороший договор, для России полезный и отметить его стоило. И отмечать его Екатерина решила в Москве, причем центр празднества должен был быть на Ходынском поле.

До 1775 года все огромное пространство Ходынского поля было не застроено, здесь располагались пахотные земли ямщиков Тверской слободы, здесь же пасли стада жители окрестных деревень и добывали глину.

Подробное описание событий на Ходынском поле приведено в изданной в год празднования Кучук-Кайнарджийского мира книге «Описание всерадостного торжествания мира с Оттоманскою Портою, бывшего в Москве 1775 года 10 июля и последующие потом числа».

Очень живо описан праздник победы в «Старой Москве» Михаила Ивановича Пыляева, и в других источниках.

Проектов праздника было много, но все они были отвергнуты Екатериной II.

Сама императрица придумала сценарий народных гуляний.

В письме к своему постоянному, многолетнему корреспонденту немецкому публицисту и дипломату барону Фридриху Мельхиору фон Гримму Екатерина II приводит историю появления проекта оформления празднеств на Ходынском поле и его описание:

«Так как вы говорите мне о праздниках по случаю мира, послушайте, что я вам расскажу, и не верьте всем вздорам, которые пишут в газетах.

Сочинили было проект, похожий на все праздники: храм Янусу, храм Бахусу, храм диаволу и его бабушке и преглупые аллегории, нелепые уже потому, что они были чудовищно громадны: это были гениальные усилия породить что-то, вполне лишенное здравого смысла.

Сильно рассерженная этими великолепными и обширными проектами, которые я отвергла, я в одно прекрасное утро призвала своего архитектора Бажанова и сказала ему:

“-- Друг мой, в трех верстах от города есть луг; вообразите себе, что этот луг ‒ Черное море, что из города доходят до него двумя путями; ну, так один из этих путей будет Дон, а другой -- Днепр; при устье первого вы построите обеденный зал и назовете его Азовом; при устье другого вы устроите театр и назовете его Кинбурном.

Вы обрисуете песком Крымский полуостров, там поставьте Керчь и Еникале, две бальные залы; налево от Дона вы расположите буфет с вином и мясом для народа, против Крыма вы зажжете иллюминацию, чтобы представить радость двух империй о заключении мира.

За Дунаем вы устроите фейерверк, а на месте, имеющем изображать Черное море, будут разбросаны лодки и корабли, которые вы иллюминируете; по берегам рек, которые в то же время и дороги, будут расположены виды, мельницы, деревья, иллюминированные дома, и таким образом у меня выйдет праздник без вычур, но может статься гораздо лучше многих других, и в нем будет гораздо больше простоты”.

Мой друг, восхищенный этой мыслию, тотчас схватился за нее, и так готовится праздник.

Я забыла вам сказать, что направо от Дона будет ярмарка, окрещенная именем Таганрога... Правда, что море на твердой земле не совсем имеет смысл, но простите этот недостаток!..

Так как место очень просторное, и будет это вечером, то все сойдет, по крайней мере нисколько не будет хуже, чем нелепые языческие храмы, которые мне страшно надоели».

Екатерина сама следила за подготовкой праздника. Море народу стекалось посмотреть даже на строительство.

Оформлением праздника на Ходынском поле руководил сам В.И. Баженов, который привлек к работе над чертежами и к возведению павильонов своего ученика М.Ф. Казакова.

Создавая временные павильоны «сказочного города», архитекторы использовали тонкую стилизацию «под Восток»; тем не менее, при изучении праздничных построек становится очевидной их связь с традициями древнерусской архитектуры.

Праздник получился феерический! «Без вычур и в простоте» ‒ на взгляд Екатерины.

В овраги на Ходынке напустили воды, а берегам придали очертания Черного моря, где русские эскадры крушили турок.

На кораблях же, построенных в натуральную величину, устроили места для гостей, говорят, более ста тысяч ‒ посольские дворы, именитые российские граждане.

Москва на несколько дней сбежалась на Ходынку, глядя как на глазах вырастают сказочные павильоны, построенные по проектам Баженова и доведенные до невиданной красоты рукой Казакова. Смотрите картинки. Жаль, нельзя в натуре, да время ушло…

Все неприступные, однако ж падшие турецкие крепости были построены тут, и перед народом представлялось их взятие.

Иноземные гости, повидавшие всякое, и соотечественники наши, зрелищами отнюдь не избалованные, потрясены были тем, что на Ходынке в 1775 году творилось.

А в самые дни празднеств вся Москва, уж точно, очутилась на Ходынском поле.

Все лавки-магазины в городе были закрыты, лучшие товары были перевезены во временно устроенные магазины на Ходынке в павильонах-сказках Баженова-Казакова.

Знаменитая Макарьевская ярмарка в то лето, даром железных дорог не было, проходила, считайте, на Ходынке: большая часть азиатских товаров, продаваемых на Макарьевской ярмарке, была привезена тоже сюда. Как-то успевали.

Народное гулянье открылось на Ходынке 10/23 июля 1775 года. Торжества начались с утра этого дня и тянулись несколько дней подряд, и протекали, как говорили раньше – «на ять!»

При такой застройке поля и наличии «оврагов с водой» и самой речки Ходынки, хоть бы что омрачило народное веселье. Современные бы журналисты скучали.

А ведь на поле, напомним, были построены разные крепости и города с турецкими названиями; были здесь залы бальные и обеденные, стоял и театр, был выстроен и потешный деревянный дворец;

впоследствии он был перенесен на Воробьевы горы и поставлен на каменные подклети, оставшиеся от прежних царских теремов. Кругом этого дворца разбит большой сад и аллеи.

Все постройки на Ходынском поле были сделаны на турецкий образец, с разными вычурами: башнями, каланчами, с высокими минаретами, как при мечетях. Но не только архитектурные сооружения воспроизводили турецкие образцы.

Слуги императрицы и членов ее свиты были одеты турками, албанцами, сербами, черкесами.

Места для зрителей были устроены на подмостках в виде кораблей с мачтами и парусами в разных местах, которые названы именами морей, где Черное, Азовское, где река Дон.

На острове Фанагории устроен театр для балансеров-акробатов.

В Азове и в Ногайских ордах стояли обеденные столы с жареными быками, с золочеными рогами, на каланчах били фонтаны вином. И не один день.

Как говорится, ‒ красиво жить не запретишь!

На поле была устроена огромная ярмарка или базар на восточный манер, стояли кофейные дома, давалось народу даровое угощение, обеды и разные театральные представления.

С прибытием Государыни на поле празднеств был подан сигнал к началу пиршества, многотысячная толпа быстро расхватала все яства.

Государыня смотрела на гулянье с красиво устроенной для нее галереи, на которой стояла роскошно отделанная серебром и покрытая тигровым бархатом и белым атласом с букетами мебель, в окнах галереи виднелись фарфоровые вазы с цветами.

Для императрицы и августейшего семейства в Азовской крепости был приготовлен на пяти столах обед на 139 персон, после обеда на театре давали французскую комедию.

После этого в одной из галерей шла русская опера "Иван Царевич", затем был маскарад, где танцевали особенную для этого случая кадриль кавалеры и дамы, одетые в богатые турецкие и рыцарские костюмы.

На другой день государыня в городке "Таганроге" закупала богатые азиатские товары на большие суммы, вечером она отправилась на корабли, с которых и смотрела на блистательный фейерверк, изображавший Чесменскую битву. Фейерверк этот устраивал генерал-поручик Мелиссино.

После фейерверка государыня на возвратном пути ко дворцу проезжала по дороге, по одним сторонам которой были устроены деревянные щиты с разноцветными шкаликами и плошками.

По закрытии торжеств, вскоре в Кремле был парадный прием турецкого посла с грамотой о вечном мире и подарками.

И за все дни празднеств не было ни одного несчастного случая!

На праздновании, по свидетельству самой императрицы, приняли участие 4 тысячи экипажей, побывало 60 тысяч человек, которые «веселились, как только можно».

И «несмотря на такое стечение, все обошлось без малейшего приключения и при всеобщем веселии и наслаждении, не было ни одного несчастия, которое бы омрачило народное веселье».

Торжества длились несколько дней.

Они проходили в атмосфере значительного патриотического подъема и были настолько яркими, что надолго отложились в народной памяти.

Многие вельможи впоследствии у себя в имениях строили подобные сооружения из дерева и камня. Век Екатерины, что вы хотите, надо соответствовать!

Императрица пожелала запечатлеть новый, фантазийный стилистический подход, проявившийся на Ходынке, и поэтому она заказала Василию Баженову подготовить проект Царицынского ансамбля, а Матвею Казакову ‒ Петровского путевого дворца.

Все-таки Великая была Екатерина!



Комментарии:

Для добавления комментария необходима авторизация.