Авторизация


На главнуюКарта сайтаДобавить в избранноеОбратная связьФотоВидеоАрхив  

Артиллерийский расчёт Русской императорской армии времён Первой мировой войны 1914-1918 гг.
Источник: Яндекс картинки
08:21 / 19.04.2021

Королева поля боя. История русской трёхдюймовки
Боевое крещение новая пушка получила в ходе Русско-японской войны 1904-1905 годов. «Трёхдюймовка» существенно превосходила по боевым возможностям японские полевые орудия, но в руках необученных артиллеристов из запасных полков не демонстрировала всей своей эффективности. В 1906 году на вооружение были приняты пушки со щитами, закрывавшими практически весь расчёт

В недлинном ряду легендарных отечественных артиллерийских орудий, снискавших яркую славу на полях сражений, особое место занимает «трехдюймовка» — скорострельная полевая пушка калибра 76,2 мм образца 1902 года.

По сроку своей службы она уступает, пожалуй, только шуваловским «Единорогам». Те простояли на вооружении русской армии целый век.

«Трехдюймовка» прослужила четыре десятилетия: к началу Великой Отечественной войны она составляла не меньше половины парка дивизионных пушек Красной Армии.

В поисках лучшей пушки

В конце XIX века ведущие страны мира начали спешно перевооружаться, внедряя новые скорострельные орудиям.

Не отставала и Россия, где в конце 1896 года по результатам испытаний патронной (то есть заряжающейся унитарным выстрелом) пушки Александровского завода, имевшей калибр три дюйма, или 76,2 мм, Главное артиллерийское управление сформулировало окончательные требования к новому полевому орудию.

Оно должно было иметь тот же калибр, его масса в боевом положении должна была составлять не более 983 кг, а в походном — не более 1900 кг.

При этом масса снаряда не должна была превышать 6,5 кг, начальная его скорость — 548,6 м/с, а углы вертикального наведения укладывались бы в промежуток от -5 до +17 градусов.

Когда требования были определены, объявили конкурс на лучший проект соответствующей им полевой пушки. К участию в конкурсе пригласили иностранные компании, прежде всего германские и французские.

Это было верным решением: к концу XIX века именно Германия и Франция оказались в лидерах среди разработчиков современных артиллерийских систем, причем немцы уже успели принять в том же 1896 году на вооружение первую пушку нового поколения — 77-миллиметровое орудие фирмы «Крупп».

Эта же компания приняла участие и в русском конкурсе. Францию первоначально представляли два орудийных завода – Шатильон-Камантри и Шнейдер, к которым потом присоединился завод Сен-Шамона.

Подал заявку на конкурс и изобретатель Хайрем Максим: к тому времени основанная им фирма занималась производством не только знаменитого пулемета, но и скорострельных пушек.

Русскую артиллерийскую школу на конкурсе 1896 года представляли четыре оружейных завода: Александровский, Металлический, Обуховский и Путиловский.

Спроектированная специалистами-путиловцами пушка и вошла в число четырех финалистов — наряду с образцами Круппа, Сен-Шамона и Шнейдера. Из этого состязания отечественное орудие вышло победителем.

Возможно, в этом сыграло роль то обстоятельство, что его конструкция была более старомодной: откат ствола происходил не вдоль оси его канала, а вдоль станины лафета.

Иностранные образцы имели более прогрессивную систему отката, которая могла смутить убеленных сединами генералов из Главного артиллерийского управления.

Но при этом путиловская «трехдюймовка» оказалась более надежной, ее конструкция была проще, а условия работы расчета с пушкой были самыми лучшими.

Меняем «трехдюймовку» на «трехдюймовку»

В 1899 году новая трехдюймовая пушка ушла на войсковые испытания. Они проводились в пяти военных округах, чтобы орудие могло показать себя в самых разных условиях, в том числе и климатических.

Для испытаний сформировали шесть пехотных батарей и две конноартиллерийские, которые и отправились проверять работу новых орудий. А в августе того же года одна батарея путиловских пушек была испытана в реальных боевых условиях.

Русские артиллеристы приняли участие в подавлении «боксерского восстания» в Китае.

За время пребывания на фронте батарея прошла почти 3800 км по самым разным дорогам в широчайшем диапазоне температур (от минус двадцати до плюс сорока с лишним градусов!) и сделала почти 400 выстрелов.

Результаты боевых испытаний были признаны удовлетворительными, и пушка, принятая на вооружение высочайшим распоряжением еще в феврале 1900 года, окончательно прописалась в русской армии.

Прописалась, правда, ненадолго. Во время испытаний стало ясно, что система с откатом по продольной оси лафета не только морально устарела, но и мешает в бою.

К тому же цилиндры откатника располагались внутри станины, что затрудняло их обслуживание, да и собранный из каучуковых буферов накатник оставлял желать лучшего.

Поэтому уже в январе 1900 года Путиловский завод получил заказ на разработку и производство дюжины «трехдюймовок» с новыми лафетами.

За дело взялись специалисты артиллерийской технической конторы завода: ее начальник Константин Липницкий и его коллеги Люциан Бешлягер и Казимир Соколовский.

От военного ведомства их консультировал профессор Михайловской артиллерийской академии, генерал-майор от артиллерии Николай Забудский.

Новый лафет с новой системой отката, теперь уже гораздо более современной и упрощавшей работу расчета, был готов к апрелю 1902 года.

Двенадцать орудий ушли на войсковые испытания, которые завершились ожидаемо: 3 марта 1903 года пушку нового образца приняли на вооружение под названием «трехдюймовая полевая пушка образца 1902 года».

19 марта этот приказ по артиллерийскому ведомству был подтвержден высочайшим распоряжением, и русская армия получила легендарную пушку первой половины ХХ века.

Кстати, поначалу в войсках ее называли вовсе не «трехдюймовкой», а «пушкой Забудского». И не только потому, что генерал принимал участие в разработке новой системы, но еще и потому, что именно он председательствовал в комиссии ГАУ по испытанию новых артиллерийских систем.

И дивизионная, и зенитная

Боевое крещение новая пушка получила в ходе Русско-японской войны 1904-1905 годов.

«Трехдюймовка» существенно превосходила по боевым возможностям японские полевые орудия, но в руках необученных артиллеристов из запасных полков не демонстрировала всей своей эффективности.

Ошибочным оказалось и решение определить для «трехдюймовки» единый снаряд, которым назначили шрапнель.

Она прекрасно показывала себя при стрельбе на открытой местности, но не годилась для разрушения даже легких полевых укреплений противника. Поэтому пришлось срочно разрабатывать и принимать на вооружение фугасную гранату, как тогда назывались фугасные снаряды.

Другим недостатком стало отсутствие орудийного щита. Его не стали ставить скорее по привычке: не имевшие системы отката старые пушки не оборудовали щитами, поскольку расчет все равно выходил бы из-за него, чтобы вернуть орудие на место.

Война быстро доказала, что расчетам «трехдюймовок», которые зачастую работали почти прямой наводкой, щит жизненно необходим.

Пока их не было, артиллеристы спасались любыми подручными средствами, даже наваливая на свои пушки по полтора десятка мешков с песком! Поэтому в 1906 году на вооружение были приняты пушки со щитами, закрывавшими практически весь расчет.

Именно такие орудия знакомы нам по фотографиям времен Первой мировой войны. Именно та война доказала, насколько хороша в поле русская «трехдюймовка».

Германские и австрийские солдаты и офицеры прозвали ее «русской косой» за то, насколько эффективно выпущенная из пушек образца 1902 года шрапнель выкашивала вражеские ряды.

Но одновременно война выявила и все недостатки «трехдюймовки» как единой полевой системы. Даже после включения в боекомплект фугасных гранат эти пушки оказывались почти бессильными против немецких и австрийских укреплений.

Это стало одной из главных причин знаменитого «снарядного голода» 1915 года. Чтобы разрушить даже проволочные заграждения, русским артиллеристам приходилось тратить вдвое-втрое больше снарядов, чем предусматривали нормативы.

А уж если требовалось уничтожить более серьезные укрепления, расход становился пяти-, а то и десятикратным!

«Трехдюймовке» довелось стать и первым отечественным зенитным орудием. Бурное развитие авиации потребовало создания противовоздушной обороны, а разработка специальных пушек для нее затягивалась.

В войсках начали разрабатывать собственные кустарные станки для того, чтобы приспособить «трехдюймовки» к стрельбе по воздушным целям.

Чуть позднее появились и заводские станки, которые шли на вооружение зенитных батарей: их начали создавать в русской армии в марте 1915 года.

Тут как нельзя лучше пригодились устаревшие «трехдюймовки» образца 1900 года. Их конструкция откатника оказалась лучше приспособленной к долгому пребыванию в полувертикальном положении.

От мировой войны до мировой войны

Заслуженное звание «королевы поля боя» трехдюймовая пушка вернула себе после Октябрьской революции.

Если Первая мировая была войной в основном позиционной, то боевые действия Гражданской отличались маневренностью, а в таких условиях пушки образца 1902 года оказывались незаменимы.

Оттого и оставалась «трехдюймовка» основным полевым орудием РККА вплоть до середины 1930-х годов. В 1930 году пушка прошла модернизацию и получила более длинный ствол, что позволило увеличить дальность стрельбы.

Но модернизация не устраняла всех остальных недостатков, делавших «трехдюймовку» морально устаревшей, прежде всего неподрессоренного хода (что ограничивало скорость передвижения) и лафета с одной станиной (что ограничивало углы и скорость горизонтальной наводки).

В 1937 году производство модернизированной трехдюймовой пушки образца 1902/30 годов окончательно свернули. Решение было принято в пользу выпуска более современных орудий.

Но быстро насытить артиллерию Красной Армии новыми пушками настолько, чтобы отправить все «трехдюймовки» на заслуженный отдых, не удалось. Они успели принять участие и в боях на озере Хасан в 1938 году, и в сражениях на Халхин-Голе в 1939-м.

К началу Великой Отечественной войны в войсках оставалось еще 4477 трехдюймовых пушек образцов 1902 и 1902/30 годов, а это 53% (!) всей дивизионной артиллерии РККА.

Но высокие потери первых месяцев войны и поточное производство еще одной отечественной артиллерийской легенды – дивизионной пушки ЗиС-3 конструкции Василия Грабина – привели к тому, что до Победы «трехдюймовки» практически не дожили.



Комментарии:

Для добавления комментария необходима авторизация.