Авторизация


На главнуюКарта сайтаДобавить в избранноеОбратная связьФотоВидеоАрхив  

Бегство фашистов из Новгорода (фрагмент). 1944-1946 гг.
Автор: Кукрыниксы
Источник: Государственный Русский музей
09:43 / 17.01.2018

Да судимы будете
Уничтожать 48 000 новгородцев нацистские самолёты начали ещё в июле 1941 г. – убили 110 мирных жителей, тяжело ранили 180, нанесли первый урон древним храмам. Люфтваффе активно мешало эвакуации из города. Так, была разбомблена баржа с 600 женщинами и детьми, никто не выжил. Тем не менее советским властям удалось эвакуировать около 45 000 жителей

Новгородский „Нюрнберг“ народными силами

В Великом Новгороде состоялась первая в России реконструкция открытого трибунала над нацистскими преступниками. Подобный историко-культурологический проект в России был осуществлён впервые.

Семьдесят лет назад, с 7 по 18 декабря 1947 года, в Новгороде проходил открытый суд над девятнадцатью немецкими военными преступниками. Всего в СССР состоялось двадцать таких судов над военнослужащими германской армии, истреблявшими мирное население и уничтожавшими культурные ценности.

Новгородский процесс стал последним публичным судебным заседанием, а в 2017-м – первым и пока единственным сценически воссозданным: по материалам следствия, документам из архивов Новгородского объединён­ного музея-заповедника, который стал организатором реконструкции, фотографиям в местной прессе и воспоминаниям очевидцев.

Реконструкция открытого трибунала стала поистине народным проектом, в котором приняли участие более 60 жителей Великого Новгорода. В роли свидетелей, адвокатов и подсудимых выступили люди самых разных профессий: актёры и писатели, режиссёры и журналисты, юристы и историки, учителя и предприниматели, инженеры, рабочие, госслужащие, студенты.

Неотвратимость наказания

Военные преступления нацистов на Новгородской земле частично разбирались на открытом процессе в Ленинграде 27 декабря 1945 г., поскольку в годы оккупации вся будущая Новгородская область входила в состав Ленинградской. Однако именно на суде в самом дотла сожжённом и разорённом Новгороде чудовищные злодеяния были рассмотрены и доказаны наиболее полно.

Уничтожать 48 000 новгородцев нацистские самолёты начали ещё в июле 1941 г. – убили 110 мирных жителей, тяжело ранили 180, нанесли первый урон древним храмам. Люфтваффе активно мешало эвакуации из города. Так, была разбомблена баржа с 600 женщинами и детьми, никто не выжил.

Тем не менее советским властям удалось эвакуировать около 45 000 жителей. Но не успели вывезти несколько тысяч, из них – 800 больных из Колмовской психиатрической больницы (ещё в ней лежали раненые красноармейцы, точное число неизвестно).

Судьба их трагична: 200 человек получили смертельный укол, остальных заморили голодом, часть медиков расстреляли. В октябре 1941 г. фашисты замучили и убили 250 человек больных Хутынской больницы. Не успевших эвакуироваться жителей заставляли работать на стройках, а в 1943-м угнали в Прибалтику и Германию.

Оккупанты методично разрушали Новгород. Древнейшие церкви разбирали на кирпич и дрова, стреляли по фрескам и иконам. Грабили всё ценное – так, крест Софийского собора увезли в Испанию, а его золотые купола были ободраны на сувениры: портсигары, тарелки, тазы. Распилили даже памятник «Тысячелетие России», чтобы вывезти в Германию.

За долгие 37 месяцев оккупации (с 15 августа 1941 по 29 января 1944 г.) в Великом Новгороде осталось 30 человек, а в Новгородском районе из 80 тысяч граждан после освобождения от немецко-фашистских захватчиков зарегистрировано только 900 человек.

По рассказам очевидцев, возвращавшиеся из тыла новгородцы не понимали, куда их привезли: знакомого города уже не существовало. После бомбёжек и разграбления в Великом Новгороде не осталось ни одного целого здания.

На конференции «Советские суды над нацистскими преступниками: культурный и научный след», приуроченной к показу реконструкции, отмечалось, что до сих пор мы знаем о преступлениях оккупантов гораздо больше, чем о наказаниях за них, а ведь публичные процессы были призваны продемонстрировать именно идею справедливого и юридически выверенного возмездия в полном соответствии с нормами права. Спустя поколения, о преступлении помнят, о наказании – нет.

Возможно, это забвение вызвано отсутствием культурного следа. О суде в Новгороде, в отличие от крупных городов, не сняли документального фильма (киносъёмка процесса по неизвестным пока причинам не проводилась), не написали воспоминаний, о нём молчали писатели и почти не вспоминали журналисты.

Но прошедшая масштабная реставрация этого события, которую увидели сотни горожан и осветили СМИ, даёт основание говорить о торжестве исторической памяти, так же как сам суд стал торжеством правосудия и доказательством неотвратимости наказания: поиск преступников в лагерях военнопленных занял несколько лет.

Был такой же день…

Сценарий реконструкции был написан в соавторстве двумя молодыми новгородскими учёными – историком Дмитрием Асташкиным и филологом Сергеем Козловым.

Находясь «в материале», они создали сценарий за два с половиной месяца. Историческим консультантом выступил судья Ленинградского окружного военного суда Юрий Кунцевич. С его помощью была усилена адвокатская линия. К сожалению, большая часть протоколов ещё засекречена, но именно это позволило совместить реконструкцию с художественными приёмами и уместить в два часа показа многодневное судебное заседание.

Правдоподобность реконструкции уже изначально продиктована тем, что сохранилось историческое место суда на территории Кремля. В 2017 году новгородцы пришли в тот же зал, который видел нацистских преступников в 1947-м.

На тот момент в Митро­поличьих покоях располагался Новгород­ский област­ной театр драмы, сегодня это концертный зал Новгородской областной филармонии. Осталась сцена, где заседали судья и адвокаты, по фотографиям воссоздали место для подсудимых.

Для максимального соответствия показ реконструкции был назначен на середину декабря.

– Даже погода тогда была такая же, как сегодня, – отметил Д. Асташкин.

На поднятом со дна реки Мсты в 2014 г. и отреставрированном военном грузовике, известном исследователям Великой Отечественной войны как «новгородская полуторка», подсудимых привезли к зданию бывших Митрополичьих покоев.

Позже, в ходе «судебного заседания» можно было оценить потрясающее, почти портретное сходство многих «фигурантов дела» на сцене с фотокарточками реальных преступников. С одной стороны, это безусловная заслуга режиссёра в подборе типажей, с другой – большая работа самих участников реконструкции над созданием образов палачей и карателей.

О разрушении новгородских храмов на суде свидетельствовал протоирей Николай Ломакин (благочинный всех ленинградских церквей, награждённый в 1942 г. медалью «За оборону Ленинграда»). Чуть ранее, 27 февраля 1946 года он выступал на Нюрнбергском процессе как свидетель блокады Ленинграда.

– Да судимы будете! – заканчивает свою речь на реконструкции историк Дмитрий Большаков, исполнитель роли протоирея.

Работавший над литературной частью сценария Сергей Козлов пояснил:

– Эта фраза родилась уже на репетициях. Поскольку нам не известна подлинная речь из-за того, что значительная часть материалов по Новгородскому трибуналу ещё засекречена, мы обратились за советом к духовенству Новгородской митрополии и получили одобрение.

Настоящей находкой для создателей реконструкции стали воспоминания очевидцев суда 1947 г. Л.А. Абросимовой и В.В. Мощенкова, тогда им было по 17 лет.

Перед началом реконструкции Лидия Алексеевна рассказала о том, как, покидая Новгород, вместе с братом пешком дошла до Ярославского водохранилища, затем находилась в эвакуации в Удмуртии. Вернувшись на родину сразу после окончания войны, участвовала в восстановлении города. Как и многие другие новгородцы, стала зрителем на открытом суде над нацистами.

– Суда ждали с нетерпением, ведь о нём знали заранее, и в других городах он уже прошёл, – дополнил Владимир Владимирович. – Зал был битком набит, не на все заседания удалось попасть. Я всё время смотрел стоя. Помню выставку в фойе театра, те самые золотые портсигары и таз, перелитые из куполов Софийского собора по приказу одного из главных обвиняемых, генерала артиллерии Курта Герцога.

Создатели сценической реконструкции «Да судимы будете» надеются, что она не останется разовым проектом, доступным только новгородцам. В планах создание видеоверсии постановки, а возможно, и документального фильма о «новгородском Нюрнберге».

Ещё есть шанс найти больше очевидцев Новгородского суда 1947 года над военными преступниками. Если вам или вашим близким есть что вспомнить, поделиться документами из семейных архивов, создатели проекта просят писать на электронный адрес: protsessy@yandex.ru чтобы работа по раскрытию и сохранению в культурной памяти неизвестных страниц истории была продолжена.

Примечание:

Автором идеи и режиссёром постановки стал заслуженный артист России Даниил Донченко. В основу научной части проекта легло исследование международной группы учёных под руководством кандидата исторических наук, доцента кафедры журналистики Новгородского государственного университета им. Ярослава Мудрого Дмитрия Асташкина «Советские судебные процессы над военными преступниками в 1943–1991 гг.». 
 



Комментарии:

Для добавления комментария необходима авторизация.