Авторизация


На главнуюКарта сайтаДобавить в избранноеОбратная связьФотоВидеоАрхив  

Портрет Ивана Фёдоровича Паскевича (фрагмент). 1823 г.
Автор: Доу Джордж
Источник: Государственный Эрмитаж
09:44 / 15.09.2019

Адрианопольский мир 1829 года. Эпизод Русской Реконкисты
На кавказском фронте османские отряды буквально громил выдающийся русский полководец – Иван Федорович Паскевич. Взятие сильнейшей турецкой крепости Эрзерума позволило русской армии контролировать значительные территории Кавказской Турции. В планах Паскевича был поход на Трапезунд. Одновременно русский генерал своими маневрами удерживал Персию

14 сентября (н. ст.) 1829 года в г. Адрианополе был подписан мирный договор между Российской Империей и Турцией, подытоживший очередную войну между ними.

В долгосрочной исторической перспективе все конфликты России с Блистательной Портой и ее вассалами, и сателлитами должны рассматриваться как части общей Русской Реконкисты, начавшейся  еще в 1554 году против Астраханского ханства – союзника Турции и Крымского ханства.

Если Испанская Реконкиста (исп. и порт. Reconquista – отвоевывание), начатая в 722 году первым королем Астурии Пелайо, завершилась в 1492 году полным освобождением от захватчиков-мусульман Пиренейского полуострова, то Русская Реконкиста не была окончена, хотя шанс на это имелся в годы Первой мировой войны.

Возвращение православным христианам Константинополя явилось бы итогом Русской Реконкисты. Но революция 1917 года не позволила решить данную задачу.

Всего же с 1568 по 1918 год насчитывается ровно 12 русско-турецких войн.

Русско-турецкая война 1828—1829 гг. пришлась на царствование императора Николая Павловича и развернулась на фоне сражений Греции и балканских славян за свою независимость.

В период между знаменитой Наваринской морской баталией 1827 года (англо-русско-французский флот разгромил в Ионическом море единый флот Турции, Египта и Туниса) и заключением Туркманчайского мирного договора России с Персией в феврале 1828 г. Александр Сергеевич Пушкин написал стихотворение «Друзьям»:

«Нет, я не льстец, когда царю
Хвалу свободную слагаю:
Я смело чувства выражаю,
Языком сердца говорю.

Его я просто полюбил:
Он бодро, честно правит нами;
Россию вдруг он оживил
Войной, надеждами, трудами.

О нет, хоть юность в нем кипит,
Но не жесток в нем дух державный:
Тому, кого карает явно,
Он втайне милости творит…»

Мы не знаем, о какой войне говорит здесь Пушкин, но здесь он выражает вполне положительное отношение к ней. Впрочем, сие и не столь важно, ибо конфликты с Персией тоже входили в рамки Русской Реконкисты. На Кавказе Россия в любом случае возвращала земли, некогда принадлежавшие христианским государствам.

Поводом для начала войны в 1828 году стал отказ Турции выполнять Аккерманскую конвенцию (1826 г.) по которой султан признавал автономию Сербии, Молдавии и Валахии, а так же границы по Дунаю и присоединение к России Сухума и ряда крепостей на восточном побережье Черного моря.

Султан Махмуд II объявил России газават, надеясь на поддержку горцев Кавказа и мусульманского населения в европейской части Османской империи. Численное преимущество турецкой армии не вызывало сомнения. На Кавказе оно доходило до пятикратного превосходства в живой силе.

Изначально на войне образовались два основных фронта: европейский или балканский и кавказский. Военные действия показали слабость турецкой армии (после уничтожения в 1826 году янычарской гвардии такое вполне предвиделось).

На европейском фронте против турок успешно действовали русские командующие: генерал-фельдмаршал Петр Христианович Витгенштейн, ушедший с поста по болезни и сменивший его в начале 1829 г. генерал Иван Иванович Дибич. Именно, Дибич своими решительными действиями, приведшими русские войска к Адрианополю, заставил турок просить мира.

На кавказском фронте османские отряды буквально громил другой выдающийся русский полководец – Иван Федорович Паскевич. Взятие сильнейшей турецкой крепости Эрзерума позволило русской армии контролировать значительные территории Кавказской Турции.

В планах Паскевича был поход на Трапезунд. Одновременно русский генерал своими маневрами удерживал Персию от попытки вступления в войну на стороне Турции и боролся с мусульманами-горцами, не давая им вредить тылам русской армии.

Однако, несмотря на очевидные успехи Россия пошла на достаточно умеренные условия заключения мира с Турцией. По Адрианопольскому мирному трактату от 14 сентября 1829 года гарантировались автономии Греции, Сербии, Молдавии и Валахии.

К Российской Империи присоединялось восточное побережье Черного моря от устья реки Кубани и до поста Святого Николая. Россия получала под контроль устье Дуная. И Блистательная Порта признавала русские завоевания в Закавказье, в том числе переход под власть скипетра российского императора территорий, отвоеванных у Персии ханств, а также Грузии, Гурии, Имеретии и Мингрелии.

Все дополнялось неплохой контрибуцией. И еще было записано в договоре следующее: «Российские подданные будут пользоваться во всей Оттоманской империи, на суше и на морях, полной и совершенной свободой торговли, предоставленной им в трактатах, доныне между обеими высокими договаривающимися державами заключенных.

Сия свобода торговли отнюдь не будет нарушаема или стесняема ни в каком случае и ни под каким предлогом, ни посредством каких-либо запрещений или ограничений, ниже по поводу каких-либо учреждений и мер, вводимых по части внутреннего управления или законодательства.

Российские подданные, их суда и товары будут ограждены от всякого насилия и притязания; первые исключительно будут состоять под судебным и полицейским заведыванием министра и консулов российских, а суда российские не будут подлежать никакому внутреннему досмотру со стороны оттоманских властей ни в открытом море, ни в гаванях, пристанях или на рейдах

Турецкой империи; товары же всякого рода, или припасы, российским подданным принадлежащие, по очищении установленной тарифами таможенной пошлиной беспрепятственно могут быть проданы, сложены на берегу в магазинах хозяев или их поверенных или перегружены на другое судно, какой бы то державы ни было, так, что о сем российские подданные не обязаны извещать местные начальства, а еще менее испрашивать на то их дозволения.

Притом постановляется, что сии преимущества простираются и на торговлю хлебом, вывозимым из России, и к свободному провозу оного никогда и ни под каким предлогом не будет делаемо затруднений или помешательств.

Сверх того, Блистательная Порта обязуется наблюдать тщательно, чтобы торговля, и особенно плавание по Черному морю, не подвергались каким-либо препятствиям;

на сей конец она признает и объявляет, что ход через Константинопольский канал и Дарданельский пролив совершенно свободен и открыт для российских судов под купеческим флагом, с грузом или с балластом, имеющих приходить из Черного моря в Средиземное или из Средиземного в Черное.

Сии суда, если токмо будут купеческие, невзирая ни на величину их, ни на количество их груза, не будут подвергаться ни остановке, ни притеснению, согласно с тем, как выше постановлено…» То есть Россия получала серьезные экономические преференции.

Но все же почему Россия не стала выдвигать каких-либо более жестких требований, на что имела полное право? На то имелись весьма веские причины.

Напряженность в отношениях с Австрийской империей, претендовавшей на господство на Балканах, постоянно нарастала. Австрийцы сосредоточили сильную армию в Трансильвании, намереваясь восприпятствовать полному разгрому Турции.

Для контрдействий на территории русской Польши была сформирована специальная армии под командованием великого князя Константина Павловича, причем преимущественно из польских формирований.

Австрия не вступила в войну против России из-за предупреждения французского короля Карла X, объявившего, что в случае конфликта он поддержит Россию.

Англия так же не хотела усиления России. Но в отличие от Австрии больше внимания уделила проливам Босфор и Дарданеллы и Кавказу. Английские шпионы уже давно активно провоцировали горцев на выступления против Российской Империи.

Кроме того, важным фактором явилось то, что надвигались весьма серьезные осложнения с рядом кавказских племен. Отход восточного побережья Черного моря к России перекрывал работорговлю, процветавшую на Кавказе.

А это был один из важнейших доходов части горской знати и турецкого купечества. Таким образом, стабильность на вновь приобретенных землях еще только предстояло установить…

Русская разведка не зря ела свой хлеб. В Европе предполагались мощные и не благоприятные для России перемены в 1830 году. Что и произошло после революции во Франции и отстранения от власти Карла X.

Во многом по этим причинам Адрианопольский мир 1829 года и стал лишь промежуточным эпизодом Русской Реконкисты.

Видео на канале YouTube "Статьи на ЗдравствуйРоссия.Рф"

Раздел "История", подраздел "XIX век"



Комментарии:

Для добавления комментария необходима авторизация.